Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Реформы рейтерна. Рейтерн, михаил христофорович

Граф Михаил Христофорович Рейтерн (Michael von Reutern) государственный деятель Российской империи, глава российского правительства (1881-1886) и министр финансов (1862-1878).

Образование получил в Царскосельском лицее.

Начал службу в Министерстве финансов, продолжал её в Министерстве юстиции, а в 1854 году перешёл в морское министерство, где примкнул к кружку лиц, группировавшемуся вокруг великого князя Константина Николаевича и работал над устройством эмеритальной кассы морского ведомства.

В 1858 году Рейтерн пожалован в статс-секретари и назначен управляющим делами комитета железных дорог; в 1860 году занял должность заведующего делами финансового комитета и вошёл в состав редакционных комиссий по освобождению крестьян.

23 января 1862 года ему вверено было управление Министерством финансов. Положение русских финансов было в это время весьма неблагоприятное. Каждый год заключался дефицитом; долги, как процентные, так и беспроцентные, постоянно возрастали, покрывая недостаток средств на текущие расходы. Увеличение расходов предвиделось и в будущем; поставленные на очередь реформы требовали денег.

Упорядочения расходов Рейтерн достиг внесением в управление финансами тех же начал гласности, законности, возможно большего контроля административных действий, которые вообще проводились эпохой реформ. В первый же год своего управления он приступил к обнародованию государственных росписей, которые до тех пор считались чуть ли не государственной тайной. В том же году выработаны были новые правила о составлении, утверждении и исполнении финансовых смет министерств; одновременно было введено так называемое единство кассы (см. XI, 562).

С большой энергией Рейтерн стремился к сокращению сверхштатных ассигнований, понизившихся при нём с 35 до 15 и даже до 9 миллионов рублей.

С 1872 года он стал сводить росписи с небольшими излишками доходов над расходами, почти не прибегая к пособию государственного кредита для бюджетных целей. Если государственный долг при Рейтерне возрос более, нежели при ком-либо из его предшественников, причем правительство впервые обратилось к заключению внутренних займов, то это обусловливалось преимущественно движением выкупной операции и ростом производительных затрат.

Лучшее средство к увеличению государственных доходов Рейтерн видел в развитии производительных сил страны. Главнейших препятствий к этому было два: громадные расстояния и отсутствие частного кредита. При Рейтерне была сооружена железнодорожная сеть протяжённостью более 20 000 километров, давшая большой толчок хлебному отпуску и расширившая сбыт мануфактурных изделий. Р. не был сторонником казенного хозяйства; он противился сооружению новых дорог средствами казны, а казенные дороги, уже построенные, стали при нём переходить в частные руки (дороги Одесская, Киево-Брестская, Московско-Курская). Постройке железных дорог за счет казны препятствовало в то время положение государственного кредита: в 1860-х годах 5%-ные наши займы опускались до 60, 6%-ные - до 80 за 100; даже выигрышный заем 1864 года не весь был покрыт при подписке, так что часть его должен был принять государственный банк.

С другой стороны, и частным компаниям долго не удавалось реализовать капиталы помещением акций. При таком положении дел Рейтерн в 1865 году решился принять проект П. Г. фон Дервиза и А. И. Колемина, предложивших строить дороги на гарантированные правительством облигации, выпущенные ранее акции и помещенные преимущественно в Германии. Беспрерывные выпуски облигаций представляли, однако, неудобства в финансовом отношении, нанося ущерб нашему кредиту.

Поэтому с 1870 года Рейтерн не допускал помещения облигаций отдельных компаний за границей, а покупал их от компаний, выпуская взамен консолидированные облигации по более выгодному курсу. До Рейтерна Россия знала частный кредит только в виде ростовщиков и дисконтеров.

Ещё в 1864 году первый устраивавшийся в Петербурге частный коммерческий банк просил у казны миллионы беспроцентной ссуды, до такой степени дело это казалось рискованным и России несвойственным. Вследствие систематической поддержки, какую оказывал Рейтерн делу организации частного кредита, в короткое время создалась целая система частных коммерческих банков, возникли частные земельные банки, новую жизнь получили городские общественные банки (нормальный устав 1862 года), стали зарождаться ссудосберегательные товарищества (правила 1869 года).

Железнодорожные концессии и банковское грюндерство породили массу злоупотреблений и биржевую игру, повлекшую за собой ряд кризисов.

Правила 30 марта 1874 года о железнодорожных концессиях имели целью устранить монополию немногих капиталистов и сделать публику участницей в деле сооружения железных дорог; нормальные правила 1872 года направлены были к устранению злоупотреблений при учреждении новых акционерных коммерческих и поземельных банков. Ни те, ни другие не достигли цели.

При составлении в 1868 году нового таможенного тарифа, Рейтерн впервые прибег к гласности и к опросу фабрикантов. Крупное значение имело уничтожение нефтяного откупа на Кавказе (1872), служившего непреодолимым препятствием к развитию нашей нефтяной промышленности, а также отмена в 1863 году почти всех вывозных пошлин; казначейство потеряло от этого свыше 1 200 000 рублей, зато выиграла наша заграничная торговля.

В 1874 году за приготовленные в России рельсы установлена была премия от 20 до 35 копеек с пуда, сроком на 12 лет, но правительственные заказы раздавались заводам (Путиловскому, Брянскому, Берда и другим), которые большей частью были расположены вне месторождений русских железных руд и русского минерального топлива, вследствие чего производство рельсов хотя и достигло значительного развития, но сталь при этом на 2/3 вырабатывалась из иностранного чугуна, на иностранном же горючем материале, и жертвы, понесенные государственным казначейством, не привели к усилению разработки отечественных подземных богатств.

К числу наименее удачных мероприятий Р. принадлежат операции по упрочению валюты. В первый же год управления своего Министерством финансов, Рейтерн пытался установить размен кредитных билетов на звонкую монету, проект которого он унаследовал от своего предшественника; но эта попытка привела лишь к значительным убыткам для казны. Позднее Рейтерн в тех же видах прибегал к поддержке вексельных курсов, но это только питало биржевую игру.

Поставив на очередь вопрос об отмене подушной подати, с распределением бремени её между всеми сословиями, и передав способ разрешения этого вопроса на обсуждение земских собраний (1871), Рейтерн тем не менее дважды увеличил подушную подать с сельских обывателей: в 1862 году на 25 %, в 1867 году на 50 копеек. Подушная подать с мещан заменена была в 1863 году налогом на недвижимое имущество в городских поселениях.

В том же году издано было новое положение о пошлинах за право торговли и промыслов, значительно обложившее мелкую торговлю; в 1868 году положение это распространено на Царство Польское, а в 1870 и 1873 годах вообще усилено обложение торговли и промыслов. При Рейтерне осуществилось уничтожение откупов и введена была акцизная система, что было предрешено ещё при его предшественнике.

Первоначально установленный акциз в 4 копейки с градуса оказался низким, пьянство сильно увеличилось; поэтому уже в 1864 году акциз со спирта был увеличен до 5 копеек, безакцизный перекур уменьшен, а акциз с пива облегчен.

В 1870 году акциз со спирта повышен на 1 копейку при новом ограничении перекура, а в 1873 году - ещё на 1 копейку в России и на 1 1/2 копейки в Царстве Польском; патентный сбор, увеличенный в 1871 году, через два года был удвоен. Налог на табак был значительно увеличен новым табачным уставом 1872 года. Сахарный акциз был преобразован в 1863 году и затем увеличен в 1867 году до 50 копеек с пуда, а в 1870 году доведен до 70 копеек.

В 1872 году введен был акциз на керосин, но на началах столь нерациональных, что через 5 лет он был отменен.

В 1862 году соляная регалия заменена акцизом, от чего доход казны увеличился, но соль повсеместно вздорожала. В 1864 году изменен гербовый сбор, а в 1874 году издан новый гербовый устав, обложивший многие документы, до того не оплачивавшиеся. По указу 10 декабря 1874 года государственный земский сбор слит с общими доходами государственного казначейства. Налог за производство в чины заменен в 1873 году вычетом при увеличении содержания чиновников.

Финансы во время русско-турецкой войны

Когда в 1876 году политические замешательства приняли угрожающий характер, Рейтерн представил государю подробную записку, в которой доказывал, что Россия от войны сразу и надолго потеряет все достигнутые ей, благодаря 20-летним реформам, результаты. Когда война с Турцией была решена, он просил об увольнении его от управления Министерством финансов и оставался на своем посту лишь по чувству гражданского долга. На военные расходы с 1876 по 1878 год понадобилось свыше 888 миллионов рублей. Эта сумма могла быть покрыта лишь займами и выпуском кредитных билетов. Последних выпущено было на 300 миллионов рублей, хотя Рейтерн, представляя финансовому комитету о неизбежности выпуска кредитных билетов, сам подчеркнул вредные его последствия. Проекты введения новых налогов Рейтерн отклонил, ограничившись предписанием взимать таможенные пошлины золотом, что при тогдашнем курсе равносильно было повышению их на 25 - 30 %. Большая и неожиданная поддержка была оказана российским финансам благоприятно сложившимся в 1877 году торговым балансом. Благодаря огромному отпуску хлеба, вследствие неурожая в Западной Европе, явилась возможность скупить срочных векселей на 161 200 000 рублей; из этого источника приобреталась звонкая монета для действующих армий. Как только заключен был в Берлине окончательный мир, Рейтерн, в июле 1878 года, получил, согласно его просьбе, увольнение от должности министра финансов.

Критика финансовых мер в газетах и журналах никогда не вызывала со стороны Рейтерна обращения к карательной или предупредительной власти администрации.

В 1881 году Рейтерн был назначен председателем главного комитета об устройстве сельского состояния и комитета министров. Первую должность он занимал до упразднения комитета (в мае 1882 года), вторую - до конца 1886 года. В 1890 году Рейтерн возведен в графское достоинство.

Похоронен в семейном склепе в Курляндии.

Финансово-кредитная политика Михаила Рейтерна, ставшего министром в 1862 году, в возрасте 42 лет, отличалась особой продуманностью, системностью и последовательностью. Выходец из семьи генерала, он получил образование в Александровском (Царскосельском) лицее.

Богатый опыт службы в министерстве финансов, опора на высококвалифицированных специалистов, особое доверие Александра II – все это вместе позволило Рейтерну провести ряд реформ в области государственных финансов и банковского дела.

Вот исходное положение его программы: улучшение финансов должно быть последствием экономического развития. Частный кредит, устройство путей сообщения и поощрение новых производств представлялись ему главными условиями возрастания государственных доходов и устранения дефицита бюджета.

Вместе с тем, министр проявлял особую заботу о сокращении расходов, особенно по военному и морскому ведомствам. Он сделал первые шаги в заменен подушной подати другими налогами (налог на недвижимое имущество, новое положение об обложении промышленности и торговли, поземельный налог вместо земского сбора и др.) Этот деятель способствовал также возникновению первых акционерных коммерческих банков.

При нем поддерживалось плодотворное сотрудничество между деловым и научным миром. Например, профессор Киевского университета Бунге в качестве управляющего конторой Госбанка в Киеве немало сделал для развития местных кредитных учреждений, профессор Московского университета Бабст долгие годы руководил Московским купеческим банком.

Гласность госбюджета – это тоже вошло в обычай при Рейтерне: с 1862 года в России началась публикация так называемых государственных росписей. Министр приостанавливает рост бумажноденежной массы и стабилизирует цены на новом уровне. В условиях недостаточно развитого в России денежного рынка особое значение Михаимл Рейтерн придавал привлечению иностранного капитала и прежде всего с строительство железных дорог. Таможенная политика в это период была построена на поддержании активности торгового баланса России. Таможенный тариф 1868 года означал переход от активной к умеренной охране промышленности.

Несмотря на дороговизну железнодорожного строительства (всего было построено более 20 тысяч верст) и отдельные неудачные торговые и кредитные операции (в том числе продажа в 1867 году Аляски за 7,2 млн руб.), Михаилу Рейтерну все же удалось за счет крайней бережливости в расходах по истечении 12 лет своего управления свести госбюджет без дефицита и в целом улучшить финансовое положение России.

Этому способствовало удачное проведение выкупной операции в связи с отменой крепостного права, быстрое развитие промышленности, рост капитала, увеличение товарных оборотов и экспорт хлеба. Большую роль в этом сыграли личные качества Рейтерна, стремившегося самостоятельно разобраться во всех новых проблемах, спорные вопросы решать мирным путем и без лишней суеты. Благодаря этому ему удалось, например, предотвратить панику на денежном рынке во время краха Московского Коммерческого Ссудного банка (1875).

Особое чутье государственного человека и принципиальность проявил Рейтерн при своей отставке. Война с Турцией могла привести к финансовой катастрофе, о чем Рейтерн предупреждал Александра II. Но предупреждения не были учтены, и с началом военных действий министр подал в отставку, которую получил, однако, лишь по заключению мира в 1878 году.

Заметную роль в реформировании в целом финансовой системы во второй половине XIX в. сыграл Михаил Христофорович Рейтерн (1820-1890гг.), назначенный в 1862г. министром финансов и проработавший на этом посту до 1879 г. Ему принадлежит известное выражение: "Банки не создают капиталов. Они могут только служить посредниками между лицами, сберегающими капитал, и теми, которые желают занять сбережения других".

Важнейшей стороной его деятельности была реформа сберегательного дела в России (1862г). Еще 12 ноября (30 октября) 1841г. Николаем I был подписан указ об учреждении в России сберегательных касс. Первые из них начали действовать при Московской и Санкт-Петербургской сохранных кассах. М.X. Рейтерн в соответствии с указом императора превратил сберегательные кассы в важнейший элемент государственного кредита. Был издан новый устав сберегательных касс, а в 1865г. образованы и начали функционировать ссудо-сберегательные товарищества. Они находились в ведении Государственного банка, что укрепило его статус. Реформы и реформаторы. Мережковский Д.С. - Дрофа, 2007 стр. 25-27

Исходя из примерного устава каждый вступающий в товарищество должен был иметь не менее одного пая в размере около 50 руб. Кредит пайщику предоставлялся в объеме не свыше полуторного размера его паев. Можно заключить, что пайщиками могли стать лишь наиболее обеспеченные крестьяне и кустари-ремесленники, занимавшиеся предпринимательством. За 10 лет, с 1865 по 1875г., было образовано в стране 729 товариществ с числом 183тыс. человек, паевой капитал этих объединений составлял почти 5 млн. руб., вклады населения достигли 3,1млн.; займы 3,4млн.; ссуды 11,2 млн. руб.

Ссудо-сберегательные товарищества при М.X. Рейтерне не превратились в важный элемент рыночной инфраструктуры России. Объединив представителей средних слоев страны, они содействовали использованию их капиталов, знаний и энергии для развития предпринимательства.

М.X. Рейтерн предпринял ряд мер для упорядочивания бюджета Российской империи, стабилизации курса рубля и увеличения разменного фонда. Им проводилась политика государственного поощрения деятельности в 1860-.1870-е гг. обширной сети коммерческих банков, в том числе Первого Акционерного Коммерческого банка в Петербурге, их функционирование стало фактором развития внутреннего кредита и становления рыночной экономики свободной конкуренции.

Задолго до образования в 1880-х гг. Дворянского и Крестьянского поземельных государственных банков (как филиалов Государственного банка России) коммерческие банки накопили опыт работы с ипотеками. В 1860 - начале 1880-х гг. появилось 11 акционерных земельных банков Объем выданных ими ипотечных земельных ссуд за 10 лет с 1867 по 1877г., вырос более чем в 4 раза - с 99,6 до 415 млн. руб.

При содействии М.X. Рейтерна правительство поощряло учреждение частных банков, с этой целью освободило их от всех налогов, кроме гильдейских повинностей.

Стихийный рост банков привел к жесткой конкуренции за клиентов и вкладчиков с обществами взаимного кредита. Правительственным законом 1872г, ужесточались условия их учреждения, в том числе определили, что внесенный акционерный капитал должен составлять не менее 500 тыс.руб.

После учреждения 49-го банка (1873г) численность их долго не возрастала. Крах некоторых из них совпал с застоем в промышленности и торговле, к тому же недостаточный был еще опыт их работы.

СИБАЙСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Доклад на тему: « М. Х. Рейтерн».

Дисциплина: «История финансов России».

Выполнили: студенты гр.1.3

Байрамгулов А. и Садыков Р.

Проверил: ст.преподаватель

кафедры бухучета Насыров Г.М.

Граф Михаил Христофорович Рейтерн - статс-секретарь, действительный тайный советник, член Государственного Совета, министр финансов, председатель Комитета Министров. Родился 12 сентября 1820 г. в г. Поречье, Смоленской губернии. Древний дворянский род фон Рейтернов, из Лифляндии, ведет свое начало от Иоганна Рейтерна, переселившегося в XVII столетии из Любека в Ригу и получившего дворянское достоинство от шведского короля Карла XI; ближайшие потомки Иоганна фон Рейтерна занимали почетные должности в Риге, а некоторые из них состояли на службе в германских государствах; так, дед Михаила Христофоровича был Саксонским камергером. Замечательная семья, к которой принадлежал Михаил Христофорович, верой и правдой служила России, как на поле брани, так и на мирном поприще общественной деятельности. Отец Рейтерна, Христофор Романович, боевой офицер, служил в русской армии, был начальником кавалерийских войск в Южной России, участвовал в Отечественной войне и умер в 1833 году в чине генерал-лейтенанта; мать – Екатерина Ивановна, урожденная фон Гельфрейх, осталась вдовой с 14 детьми при самых ограниченных средствах, в то время, когда Михаилу было 13 лет; она была женщина образованная, умная, необыкновенной доброты и силы воли; развитием своих способностей Рейтерн во многом был обязан как ее руководительству, так и влиянию просвещенной среды, в которой рос.

Первоначальное, тщательное воспитание Р. получил дома, затем подготовлялся в пансионе г. Верро и поступил в Императорский Царскосельский (теперь Александровский) Лицей, где воспринял многие благородные, истинно человечные идеи Пушкинской эпохи; образование свое он окончил здесь 19 лет от роду, награжденный за отличные успехи серебряной медалью, с чином IX класса, принадлежа к X лицейскому курсу, и к выпуску 1839 года

5 февраля 1840 г. Рейтерн определился на службу в Министерство Финансов, в Особенную Канцелярию по Кредитной части; пройдя в этой Канцелярии должности младшего и старшего помощника столоначальника, Рейтерн в 1843 году перешел в Департамент Министерства Юстиции чиновником особых поручений, а в следующем году получил должность столоначальника. В 1854 году перешёл в морское министерство, где примкнул к кружку лиц, группировавшемуся вокруг великого князя Константина Николаевича и работал над устройством эмеритальной кассы морского ведомства. В 1858 году Рейтерн пожалован в статс-секретари и назначен управляющим делами комитета железных дорог; в 1860 году занял должность заведующего делами финансового комитета и вошёл в состав редакционных комиссий по освобождению крестьян.

Министр финансов

23 января 1862 года ему вверено было управление Министерством финансов. Положение русских финансов было в это время весьма неблагоприятное. Каждый год заключался дефицитом; долги, как процентные, так и беспроцентные, постоянно возрастали, покрывая недостаток средств на текущие расходы. Увеличение расходов предвиделось и в будущем; поставленные на очередь реформы требовали денег. Упорядочения расходов Рейтерн достиг внесением в управление финансами тех же начал гласности, законности, возможно большего контроля административных действий, которые вообще проводились эпохой реформ. В первый же год своего управления он приступил к обнародованию государственных росписей, которые до тех пор считались чуть ли не государственной тайной. В том же году выработаны были новые правила о составлении, утверждении и исполнении финансовых смет министерств; одновременно было введено так называемое единство кассы. большой энергией Рейтерн стремился к сокращению сверхштатных ассигнований, понизившихся при нём с 35 до 15 и даже до 9 миллионов рублей. С 1872 года он стал сводить росписи с небольшими излишками доходов над расходами, почти не прибегая к пособию государственного кредита для бюджетных целей. Если государственный долг при Рейтерне возрос более, нежели при ком-либо из его предшественников, причем правительство впервые обратилось к заключению внутренних займов, то это обусловливалось преимущественно движением выкупной операции и ростом производительных затрат.

Промышленная политика

Лучшее средство к увеличению государственных доходов Рейтерн видел в развитии производительных сил страны. Главнейших препятствий к этому было два: громадные расстояния и отсутствие частного кредита. При Рейтерне была сооружена железнодорожная сеть протяжённостью более 20 000 километров, давшая большой толчок хлебному отпуску и расширившая сбыт мануфактурных изделий. Р. не был сторонником казенного хозяйства; он противился сооружению новых дорог средствами казны, а казенные дороги, уже построенные, стали при нём переходить в частные руки (дороги Одесская, Киево-Брестская, Московско-Курская). Постройке железных дорог за счет казны препятствовало в то время положение государственного кредита: в 1860-х годах 5%-ные наши займы опускались до 60, 6%. Даже выигрышный заем 1864 года не весь был покрыт при подписке, так что часть его должен был принять государственный банк.

С другой стороны, и частным компаниям долго не удавалось реализовать капиталы помещением акций. При таком положении дел Ррейтерн в 1865 году решился принять проект П. Г. фон-Дервиза и А. И. Колемина, предложивших строить дороги на гарантированные правительством облигации, выпущенные ранее акции и помещенные преимущественно в Германии. Беспрерывные выпуски облигаций представляли, однако, неудобства в финансовом отношении, нанося ущерб нашему кредиту. Поэтому с 1870 года Рейтерн не допускал помещения облигаций отдельных компаний за границей, а покупал их от компаний, выпуская взамен консолидированные облигации по более выгодному курсу. До Рейтерна Россия знала частный кредит только в виде ростовщиков и дисконтеров. Ещё в 1864 году первый устраивавшийся в Петербурге частный коммерческий банк просил у казны миллионы беспроцентной ссуды, до такой степени дело это казалось рискованным и России несвойственным. Вследствие систематической поддержки, какую оказывал Рейтерн делу организации частного кредита, в короткое время создалась целая система частных коммерческих банков, возникли частные земельные банки, новую жизнь получили городские общественные банки, стали зарождаться ссудосберегательные товарищества

Железнодорожные концессии и банковское грюндерство породили массу злоупотреблений и биржевую игру, повлекшую за собой ряд кризисов. Правила 30 марта 1874 года о железнодорожных концессиях имели целью устранить монополию немногих капиталистов и сделать публику участницей в деле сооружения железных дорог; нормальные правила 1872 года направлены были к устранению злоупотреблений при учреждении новых акционерных коммерческих и поземельных банков. Ни те, ни другие не достигли цели. При составлении в 1868 году нового таможенного тарифа, Рейтерн впервые прибег к гласности и к опросу фабрикантов. Крупное значение имело уничтожение нефтяного откупа на Кавказе (1872), служившего непреодолимым препятствием к развитию нашей нефтяной промышленности, а также отмена в 1863 году почти всех вывозных пошлин; казначейство потеряло от этого свыше 1 200 000 рублей, зато выиграла наша заграничная торговля. В 1874 году за приготовленные в России рельсы установлена была премия от 20 до 35 копеек с пуда, сроком на 12 лет, но правительственные заказы раздавались заводам (Путиловскому, Брянскому, Берда и другим), которые большей частью были расположены вне месторождений русских железных руд и русского минерального топлива, вследствие чего производство рельсов хотя и достигло значительного развития, но сталь при этом на 2/3 вырабатывалась из иностранного чугуна, на иностранном же горючем материале, и жертвы, понесенные государственным казначейством, не привели к усилению разработки отечественных подземных богатств.

Налоги

К числу наименее удачных мероприятий Р. принадлежат операции по упрочению валюты. В первый же год управления своего Министерством финансов, Рейтерн пытался установить размен кредитных билетов на звонкую монету, проект которого он унаследовал от своего предшественника; но эта попытка привела лишь к значительным убыткам для казны. Позднее Рейтерн в тех же видах прибегал к поддержке вексельных курсов, но это только питало биржевую игру.

Поставив на очередь вопрос об отмене подушной подати, с распределением бремени её между всеми сословиями, и передав способ разрешения этого вопроса на обсуждение земских собраний (1871), Рейтерн тем не менее дважды увеличил подушную подать с сельских обывателей: в 1862 году на 25 %, в 1867 году на 50 копеек. Подушная подать с мещан заменена была в 1863 году налогом на недвижимые имущества в городских поселениях.

В том же году издано было новое положение о пошлинах за право торговли и промыслов, значительно обложившее мелкую торговлю; в 1868 году положение это распространено на Царство Польское, а в 1870 и 1873 годах вообще усилено обложение торговли и промыслов. При Рейтерне осуществилось уничтожение откупов и введена была акцизная система, что было предрешено ещё при его предшественнике. Первоначально установленный акциз в 4 копейки с градуса оказался низким, пьянство сильно увеличилось; поэтому уже в 1864 году акциз со спирта был увеличен до 5 копеек, безакцизный перекур уменьшен, а акциз с пива облегчен. В 1870 году акциз со спирта повышен на 1 копейку при новом ограничении перекура, а в 1873 году - ещё на 1 копейку в России и на 1 1/2 копейки в Царстве Польском; патентный сбор, увеличенный в 1871 году, через два года был удвоен. Налог на табак был значительно увеличен новым табачным уставом 1872 года. Сахарный акциз был преобразован в 1863 году и затем увеличен в 1867 году до 50 копеек с пуда, а в 1870 году доведен до 70 копеек. В 1872 году введен был акциз на керосин, но на началах столь нерациональных, что через 5 лет он был отменен. В 1862 году соляная регалия заменена акцизом, от чего доход казны увеличился, но соль повсеместно вздорожала. В 1864 году изменен гербовый сбор, а в 1874 году издан новый гербовый устав, обложивший многие документы, до того не оплачивавшиеся. По указу 10 декабря 1874 года государственный земский сбор слит с общими доходами государственного казначейства. Налог за производство в чины заменен в 1873 году вычетом при увеличении содержания чиновников.

Финансы во время русско-турецкой войны

Когда в 1876 году политические замешательства приняли угрожающий характер, Рейтерн представил государю подробную записку, в которой доказывал, что Россия от войны сразу и надолго потеряет все достигнутые ей, благодаря 20-летним реформам, результаты. Когда война с Турцией была решена, он просил об увольнении его от управления Министерством финансов и оставался на своем посту лишь по чувству гражданского долга. На военные расходы с 1876 по 1878 год понадобилось свыше 888 миллионов рублей. Эта сумма могла быть покрыта лишь займами и выпуском кредитных билетов. Последних выпущено было на 300 миллионов рублей, хотя Рейтерн, представляя финансовому комитету о неизбежности выпуска кредитных билетов, сам подчеркнул вредные его последствия. Проекты введения новых налогов Рейтерн отклонил, ограничившись предписанием взимать таможенные пошлины золотом, что при тогдашнем курсе равносильно было повышению их на 25 - 30 %. Большая и неожиданная поддержка была оказана российским финансам благоприятно сложившимся в 1877 году торговым балансом. Благодаря огромному отпуску хлеба, вследствие неурожая в Западной Европе, явилась возможность скупить срочных векселей на 161 200 000 рублей; из этого источника приобреталась звонкая монета для действующих армий. Как только заключен был в Берлине окончательный мир, Рейтерн, в июле 1878 года, получил, согласно его просьбе, увольнение от должности министра финансов.

Критика финансовых мер в газетах и журналах никогда не вызывала со стороны Рейтерна обращения к карательной или предупредительной власти администрации.

В 1880 году стал Почётным гражданином Казани. В 1881 году Рейтерн был назначен председателем главного комитета об устройстве сельского состояния и комитета министров. Первую должность он занимал до упразднения комитета (в мае 1882 года), вторую - до конца 1886 года. Итак, Михаил Христофорович провел реформы финансовой системы, способствовал расширению железнодорожного строительства, созданию новой кредитной системы, развитию новых отраслей промышленности.. Рейтерн умер 11 августа 1890 года в Царском Селе. В том же году Рейтерн возведен в графское достоинство.

Михаил Христофорович Рейтерн

(1820-1890)

государственный деятель.

Мы открываем серию статей, посвященную министрам финансов Российской империи, материалом о М.Х. Рейтерне (1820-1890), возглавлявшим Министерство финансов с 1862 по 1878 гг. Почему именно его имя открывает нашу галерею исторических деятелей? Дело в том, что Рейтерн являлся первым министром финансов, которому предстояло действовать в новых условиях времени Великих реформ, главной из которых была отмена крепостного права.

Итак, 19 февраля 1861 г. произошло то, что все разумные люди предрекали давно: крепостная зависимость сельского населения в России была отменена специальным Положением, которое торжественно зачитал сам император Александр II, вошедший в историю как «Освободитель». Страна оказалась в доселе невиданном положении: века унизительного рабства остались позади, но что готовило будущее?

Вопрос о выборе пути, по большому счету, не стоял: недавно окончившаяся Крымская война со всей убедительностью показала необходимость развития России на новых началах. Ими могли стать лишь капиталистические реформы.
«План Александра II» был смел и обширен по своей сути. Он подразумевал ряд преобразований во всех сферах государственной жизни, от финансов до городского самоуправления. В 1860-1870 гг. были проведены следующие реформы: университетская (1863), судебная (1864), печати (1865), военная (1874); введено самоуправление в земствах (1864) и городах (1870). Рассмотрим преобразования в экономике, заметную роль в осуществлении которых сыграл М.Х. Рейтерн, министр финансов периода Великих реформ.

Либерал-реформатор

Михаил Христофорович Рейтерн, выходец из древнего дворянского рода, занял кресло министра финансов в возрасте 42 лет. К этому времени за его плечами были обучение в Царскосельском лицее, служба в министерствах юстиции, морском, управление делами комитета железных дорог. Карьеру Рейтерн начал в Особенной канцелярии по кредитной части министерства финансов, но вскоре перешел в министерство юстиции. В 1854 г. происходит очередной поворот в карьере нашего героя: он поступает в морское ведомство, где становится единомышленником и близким другом своего руководителя — великого князя Константина Николаевича.
Благодаря именно этому руководителю военно-морских сил страны, который стремился провести на важнейшие государственные посты своих людей, Рейтерн в 1859 г. был назначен сначала членом Совета министра финансов, а в 1860 г. - управляющим Комитета министров. В начале 1862 г. он уже председатель Комиссии по пересмотру системы податей и сборов, затем, после отставки министра финансов Княжевича, занимает должность управляющего министерством. 23 января 1862 г. ему было вверено управление Министерством финансов.
Рейтерн считался либералом в среде российской бюрократии, он входил в кружок единомышленников и реформаторов, группировавшихся вокруг великого князя Константина Николаевича. Эти люди являлись сторонниками манчестерской школы политической экономии.
Согласно этой теории, экономическое развитие рассматривалось как естественный процесс, не нуждающийся в каком бы то ни было государственном вмешательстве.
Основой развития экономики отечественные либеральные экономисты считали частный интерес, акционирование промышленности, торговли и банков, привлечение иностранного капитала. И одним из основных препятствий на пути экономического прогресса страны они считали систему казенных банков.
Отзывы современников о Рейтерне были самые разные. Так, министр внутренних дел П.А. Валуев в своем дневнике в 1861 г. назвал его «решительно тупым человеком». Государственный секретарь А.А. Половцев считал, что новоиспеченный министр финансов «был человек весьма почтенный, но далеко не блестящий… никогда нельзя было ожидать от него тонких соображений или предугадывания, предчувствования».
Справедливости ради необходимо отметить, что Рейтерну в наследство досталось сильное расстройство финансового хозяйства страны: бюджет из года в год оставался дефицитным, государственный долг, как внутренний, так и внешний постоянно возрастал. Кроме того, намеченные реформы требовали немалых расходов в будущем.
На нового министра финансов возлагались большие, даже несколько преувеличенные надежды. По словам одного из главных реформаторов, военного министра Д.А. Милютина, «Нам казалось тогда, что и по финансовой части мы вступаем в новую эру возрождения, мы ждали блестящих результатов от разнообразных преобразований….по всем частям государственного хозяйства».
С другой стороны, чем выше были общественные ожидания, тем большая ответственность ложилась на министра финансов.

Гласность - залог доверия

Первые же шаги нового министра соответствовали духу перемен, царившему в обществе. Он пошел на неслыханный до того шаг - публикацию в прессе государственной росписи (бюджета)! Дело в том, что до 1862 г. бюджет, его размер, расходные и доходные статьи, доходность налогов и монополий казны, все это составляло предмет государственной тайны.
Чиновник министерства финансов, которому было поручено подготовить этот документ ко всеобщему ознакомлению подал в отставку, так как был уверен, что публикация государственной росписи вызовет в стране революцию.
Министр же рассудил по-другому: доверие к власти со стороны собственного народа и зарубежных партнеров было невозможно заслужить без признания принципа публичной отчетности государства.

Финансовые реформы 1860-х: методом проб и ошибок

Первый период министерства Рейтерна (1862-1866) вряд ли возможно назвать удачным. Государственный долг к 1866 г. возрос до 1 миллиарда 694 миллионов рублей, целый ряд обстоятельств, как объективных, так и субъективных, привел страну к финансовому кризису. Деятельность министерства финансов и лично Рейтерна стала мишенью беспощадной критики со стороны общественного мнения.
С целью оправдаться и восстановить пошатнувшийся авторитет министр в сентябре 1866 г. подготовил программную записку, в которой были названы следующие задачи деятельности финансового управления:

1) устранение неразменных бумажных денег;
2) улучшение торгового баланса за счет увеличения экспорта и сокращения импорта;
3) создание сети железных дорог при широком привлечении частных инвестиций;
4) сокращение сметных расходов и уничтожение сверхсметных.

Эта программа предусматривала усиление роли государства в управлении экономикой и, в первую очередь, усиление власти самого министра. Это обстоятельство вступало в некотором роде в противоречие с либеральной концепцией развития страны, но в конечном итоге ее главная цель заключалась как раз в сохранении либерального курса. Заслуга Рейтерна состояла в том, что он являлся первым министром финансов, который подчеркнул приоритетное значение экономической модернизации России.
В 1863 - 1866 гг. были проведены финансовые преобразования, целью которых являлась систематизация и централизация государственного хозяйства. Подготовка к реформам была проведена государственным контролером В.А. Татариновым, то есть Министерство финансов имело к ним опосредованное отношение, но именно в их результате министр финансов превратился в подлинного хозяина финансов в России.
Новая финансовая система основывалась на «Правилах о составлении, утверждении и исполнении государственной росписи и финансовых смет министерств и главных управлений», принятых 22 мая 1862 г.
В июне 1863 г. были приняты новые кассовые правила.
Отныне распоряжение средствами казны сосредоточилось в руках министра финансов, действия которого подлежали надзору Государственного контроля.
Было установлено единство кассы: уничтожались самостоятельные кассы и казначейства отдельных ведомств, все средства шли теперь через кассы Минфина. Эти кассы делились на расходные и доходные. К первым были отнесены Главное казначейство, касса Комиссии погашения государственных долгов, губернские казначейства с расходными отделениями.
Доходными кассами становились губернские и уездные казначейства, кассы почтовых контор и таможен. Они принимали государственные доходы и вели по ним счетоводство, предоставляя отчетность Государственному контролю. Впрочем, система разделения касс доказала свою неэффективность и в 1879 г. была отменена.
Важнейшим элементом новой политики, проводимой министерством финансов в 1860-е гг. стал отказ от таможенного протекционизма. В 1867 г. был разработан, и вступил в действие с 1869 г. новый фритредерский тариф. Таможенные пошлины на вывоз были большей частью отменены, а пошлины на ввоз значительно понижены. Итогом применения нового тарифа стал рост таможенных доходов с 1869 по 1874 г. на 50%.
В 1869 г. в России разразился один из первых биржевых крахов, вызванный чрезмерной учредительной активностью различных акционерных обществ. Они выбросили на биржу огромное количество ценных бумаг, котировки на которые устанавливала группа маклеров-спекулянтов, штаб-квартирой которой являлась гостиница «Демут» (отсюда название этой группы - «демутовская биржа»).
В этих условиях возросли функции Особенной канцелярии по кредитной части министерства финансов, был поднят вопрос о создании единых правил биржевой игры.
Именно в годы, когда Рейтерн управлял министерством финансов, произошли кардинальные изменения в кредитной системе страны: казенные банки были упразднены, их место заняли частные акционерные коммерческие банки. Первым из них был Санкт-Петербургский Частный коммерческий банк, открывшийся в 1864 г.
Причастен был Рейтерн и к первой в России приватизации железных дорог: не без его участия старейшая в стране Николаевская железная дорога (Санкть-Петербург — Москва) была продана в частные руки. Железнодорожное строительство являлось приоритетным направлением в деятельности министра финансов. С развитием сети железных дорог должна была решиться проблема огромных расстояний, мешавших росту производительных сил страны.
За годы министерства Рейтерна было построено 20 тысяч верст железнодорожных путей, причем большая их часть принадлежала частным акционерным обществам. Государство поддерживало инициативу частного капитала: так как акционерным обществам часто не удавалось реализовать свои капиталы размещением в акции, в 1865 г. Рейтерн принял решение строить дороги на гарантированные правительством облигации.

Аляска, сэр!

С именем Рейтерна связана одна из самых противоречивых внешнеторговых сделок в истории России: продажа в 1867 г. Североамериканских территорий, принадлежавших нам по праву открытия и освоения, известных под названием Аляска.
Площадь ее территории составляла 1 518,8 тысячи кв. км., что в шесть раз больше Великобритании, в три раза - Испании и в пятьдесят раз - Бельгии.
История Русской Америки началась в 1784 г., когда сибирский промышленник Г.И. Шелехов основал на острове Кадьяк первое поселение. Через 14 лет им в партнерстве с купцами Мыльниковыми и Голиковыми была основана Соединенная американская компания, через год переименованная в Российско-Американскую компанию (РАК).
Она получила исключительную привилегию от императора Павла Петровича на единоличное управление Аляской, Алеутскими островами и западным побережьем Америки до 55 градуса северной широты с исключительным правом на промысел, торговлю и мореходство в северной части Тихого океана.
В случае с управлением Аляской государством был применен нестандартный подход. Испытывая объективные трудности с осуществлением прямого управления далекими заокеанскими землями, оно передало его формально частному акционерному обществу, которое находилось под государственным покровительством. Таким же образом действовала, например, английская Ост-Индская компания, колонизировавшая Индию и являвшаяся эффективным инструментом британской короны по выкачиванию ресурсов из этой обширной и богатой страны.
Подобно тому как «соболиный хвост» вел русских через бескрайние просторы Сибири к Тихому океану, ценнейший мех морского бобра (калана) привел их к берегам Северной Америки. Имея главной целью получение пушнины, Компания организовала на островах и северо-западе Америки ряд поселений, предпринимала попытки завести земледелие, скотоводство и промысел, распространила владения России на всю Аляску и привела в русское подданство значительное в то время местное население. С деятельностью РАК, как и предшествовавших ей частных компаний, связаны выдающиеся открытия и исследования русских мореплавателей и ученых в северной части Тихого океана и Америки.
К концу 1850-х гг. у Компании имелись существенные проблемы: сокращение пушного промысла, трудность в поддержании регулярного сообщения с Россией. Все это привело к ликвидации русских владений на американском континенте.
18 (30) марта 1867 г. был подписан договор о продаже Российской империей Аляски и Алеутских островов США за 7,2 миллиона долларов (около 11 миллионов рублей). Важными причинами, побудившими царское правительство отказаться от Русской Америки, явились внешняя угроза со стороны США и Англии, беззащитность колоний в случае войны.
Главная причина заключалась в устранении очага возможных противоречий с США в будущем, укреплении фактического союза двух стран, перенесении внимания на укрепление позиций России на Дальнем Востоке. Россия, уступив свои владения в Америке Соединенным Штатам, объективно оказалась первой европейской державой, отказавшейся от заморских владений.
И по сей день не стихают споры о необходимости и правомерности этой сделки. Критики справедливо говорят о том, что в 1867 г. был создан опасный прецедент мирного отчуждения русских земель, чем была подорвана геополитическая безопасность России.
Роль министра финансов в этой сделке «злые языки» связывали с его железнодорожной деятельностью. Дело в том, что деньги, полученные от продажи Аляски, были направлены на поддержку частных обществ, таких, например, как Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской железных дорог. Намекали на связи Рейтерна с «железнодорожными королями» — небольшой группой тузов-миллионеров, ставших монополистами, железнодорожными магнатами, взращенными на казенных подрядах.

«Министр-пацифист» и его отставка

Точку в карьере министра финансов М.Х. Рейтерна поставила русско-турецкая война 1877-1878 гг. Он резко возражал против войны. Стремясь предотвратить грядущую финансовую катастрофу, Рейтерн представил государю подробную записку, в которой доказывал, что Россия от войны сразу и надолго потеряет все достигнутые ей, благодаря 20-летним реформам, результаты.
Раздраженный Александр II заявил Рейтерну, что из его записки следует, что проведенные реформы лишь ослабили страну. Не желая слушать оправданий министра, император указал ему, что он вызвал его не для того, чтобы узнать мнение Рейтерна, а чтобы изыскать средства на покрытие будущих военных издержек.
Когда война стала неизбежной, он подал прошение об отставке, но оставался на своем посту, следуя чувству гражданского долга, вплоть до ее окончания. Политические интересы возобладали над экономическими: новая восточная война должна была смыть позор Крымской кампании.
Военные расходы поглотили с 1876 по 1878 г. свыше 888 миллионов рублей, которые могли быть покрыты лишь займами и выпуском кредитных билетов. Последних было выпущено на 300 миллионов рублей.
Итоги министерства Рейтерна по-разному оценивались общественностью. Либералы ставили ему в заслугу создание коммерческой банковской системы, создание акционерных обществ, рост железнодорожного строительства, общее развитие предпринимательства.
Консерваторы указывали на многочисленные недостатки финансовой «системы Рейтерна»: «дутость» большой части акционерных компаний, спекулятивный характер частных коммерческих банков, неоправданную дороговизну строительства железных дорог, на которой обогатилась кучка дельцов.
Отставка Рейтерна явилась окончательным крушением в дореволюционной России либеральной фритредерской концепции, которую он олицетворял. Ее положительными сторонами являлся рост предпринимательской инициативы. С другой стороны, она тормозила развитие отечественной промышленности в условиях иностранной конкуренции. А сам министр в конце своего управления Минфином был вынужден предпринять ряд шагов, противоречивших учению манчестерской школы.

Валерий Степанов.

МИНИСТР ФИНАНСОВ М.Х. РЕЙТЕРН И АЛЕКСАНДР II: ИСТОРИЯ ОТНОШЕНИЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА

«Преобразовательное движение, обнимавшее по воле императора Александра II все стороны государственной и общественной жизни России, нигде не проявилось столь решительно и наглядно, как в переустройстве финансового управления и в находящейся в прямой зависимости от него области народного хозяйства», - подчеркивает крупнейший биограф царя-освободителя С.С. Татищев {147} . И это объясняется вполне определенными причинами. Император вступил на престол в тот момент, когда Россия переживала глубокое финансовое расстройство, вызванное неудачной для империи Крымской войной 1853–1856 гг. Следствием колоссальных расходов стали хронический дефицит бюджета и стремительный рост государственного долга. Массовая эмиссия не обеспеченных золотом и серебром кредитных билетов привела к дезорганизации денежного обращения, инфляции и падению курса рубля.

Война наглядно продемонстрировала общую и военно-техническую отсталость России от передовых стран Запада. Для Александра II и его окружения было очевидно, что без достаточной финансовой базы, развитой промышленности и современной транспортной инфраструктуры империя не может сохранять статус великой державы. Модернизация требовала огромных средств, что неизбежно предполагало преобразование и совершенствование финансовой системы. Поэтому император нуждался в компетентном министре, который был бы способен возглавить и реформировать эту отрасль государственного управления. В марте 1858 г. Александр II принял отставку главы финансового ведомства П.Ф. Брока, который по своему уровню не подходил на роль руководителя, а также не пользовался авторитетом в правительстве и обществе.

Преемником Брока стал A.M. Княжевич. Это назначение изначально рассматривалось как временное из-за преклонного возраста последнего. Расчет строился на том, что опытный Княжевич, много лет прослуживший в министерстве, сумеет подобрать сильную команду и начать преобразование финансовой системы. При нем были сделаны принципиально важные шаги - образована Податная комиссия для подготовки перестройки налоговой системы (1859), учрежден Государственный банк (1860), введена гласность бюджета (1861), отменены винные откупы (1861), упразднена казенная соляная монополия (1861) и др. Однако Княжевичу не удалось преодолеть послевоенные экономические трудности и кардинально изменить ситуацию к лучшему. В обстановке всеобщего недовольства его политикой он был вынужден подать в отставку.

После ухода Княжевича выбор самодержца пал на Михаила Христофоровича Рейтерна (1820–1890). Выпускник Царскосельского лицея, он с юных лет живо интересовался экономическими вопросами. Свою карьеру Рейтерн начинал в Министерствах финансов и юстиции. Во время служебных поездок по стране он старался изучить хозяйственные особенности каждого края. Впоследствии Рейтерн говорил Александру II, что «всю жизнь готовился к должности министра финансов» {148} . В 1854 г. он поступил на службу в Морское министерство. Назначение состоялось по рекомендации его лицейского друга А.В. Головнина, который был секретарем управляющего этим ведомством генерал-адмирала российского флота, великого князя Константина Николаевича. Под его руководством Морское министерство первым в России приступило к преобразованиям. Рейтерн стал консультантом Константина Николаевича по экономическим вопросам. Генерал-адмирал высоко ценил специальные знания и редкую исполнительность нового подчиненного.

В 1855 г. по ходатайству великого князя Александр II санкционировал командировку Рейтерна за границу для изучения «финансового строя» передовых западных стран. Будущий министр посетил Пруссию, Францию, Великобританию и Северо-Американские Соединенные Штаты. Возвратившись в Петербург в 1858 г., Рейтерн представил императору содержательный отчет о поездке. Он произвел на Александра II благоприятное впечатление и был пожалован званием статс-секретаря. Это свидетельствовало о начале блестящей карьеры. В 1858–1861 гг. Рейтерн занимал должности управляющего делами Комитета железных дорог и делами Комитета финансов, члена Совета министра финансов и Ученого комитета Министерства финансов, входил в состав комиссий, занимавшихся подготовкой проектов отмены крепостного права, преобразования налогообложения и кредита, устава земских ипотечных банков, упразднения винных откупов и др. Это позволило ему на практике ознакомиться как с общими направлениями экономической политики, так и с текущими делами финансового ведомства.

В январе 1862 г. Александр II отправил Княжевича в отставку, а на его место по рекомендации Константина Николаевича назначил Рейтерна. К этому моменту новый министр финансов уже располагал собственной программой экономической политики, изложенной в записках на имя великого князя и нескольких статьях в «Морском сборнике» {149} . Рейтерн был сторонником либерально-экономической концепции классической школы, которая тогда была очень популярна в российском обществе. Причину хозяйственных трудностей он видел во всевластии государства и подавлении личной инициативы. По его мнению, только освобождение «духа предприимчивости» от бюрократических оков сможет обеспечить России экономическое процветание. В своих работах Рейтерн высказался за ограничение расходов казны на содержание государственного аппарата, сокращение армии и флота, реорганизацию бюджетно-сметной системы, введение эффективного финансового контроля, отчуждение в частные руки государственных имуществ, преобразование податной системы на подоходных принципах, развитие частного кредита, упорядочение денежного обращения и ряд других мер.

Император одобрил концепцию экономической политики, которую отстаивал Рейтерн. Поворот в правительственной политике произошел еще в годы Крымской войны, когда государство в условиях финансового кризиса стало поощрять частное предпринимательство. Ставка на частный капитал рассматривалась министром финансов и его единомышленниками как важнейшее условие модернизации. Но при этом они стремились использовать развитие предпринимательства прежде всего в интересах государства. Их программа была основана на принципе «смешанной» экономики и предусматривала партнерство казны и частного капитала в развитии народного хозяйства.

Самодержец с доверием относился к Рейтерну и всячески выказывал ему свое расположение. Он любил расспрашивать его о финансовых делах и планах на будущее. Все записки и проекты по экономическим вопросам, поступавшие на высочайшее имя, обязательно передавались на заключение министра финансов {150} . Александр II не раз защищал его от критики со стороны руководителей других ведомств. Однако первое же крупное мероприятие Рейтерна едва не привело к краху его карьеры. Возглавив финансовое ведомство, он сразу же поставил перед собой задачу восстановить свободный размен кредитных билетов на звонкую монету, запрещенный в годы войны. Получив заем от лондонских и парижских Ротшильдов, Рейтерн добился от Александра II издания указа от 25 апреля 1862 г. с повелением приступить с 1 мая к размену в Государственном банке бумажных денег на золото и серебро. Однако он проявил поспешность и выбрал для операции неподходящий момент. Подобному шагу не благоприятствовали ни экономические, ни политические обстоятельства. В январе 1863 г. вспыхнуло Польское восстание, подавление которого потребовало огромных расходов. Востребование золота и серебра резко увеличилось. Министру финансов не удалось заключить новый заем и пополнить опустевший металлический фонд. В итоге в ноябре 1863 г. операцию размена пришлось прекратить. Понесенный казной ущерб исчислялся десятками миллионов рублей.

Эта неудача нанесла тяжелый удар по репутации Рейтерна. На министра финансов посыпался град обвинений в бездарности и некомпетентности, появились слухи о его скорой отставке. Однако Рейтерн удержался на своем посту. Александр II проявил великодушие и не стал упрекать его за провал разменной операции. По-настоящему угроза отставки нависла над Рейтерном только через три года, когда в бюрократических кругах и обществе ему было поставлено в вину отсутствие ощутимых улучшений в экономике. Оказавшись под огнем критики, министр финансов ходатайствовал перед императором об отставке. Александр П не стал возражать, но запросил мнение Рейтерна о возможном преемнике. Самодержец отверг кандидатуры члена Государственного совета Н.А. Милютина, имевшего репутацию «красного», и члена совета министра финансов А.А. Абазы, известного как азартный игрок. Он согласился лишь на кандидатуру директора канцелярии морского министра С.А. Грейга, который, правда, имел о финансах смутное представление. Чтобы дать Грейгу возможность освоиться в новом ведомстве, Александр II назначил его товарищем министра финансов. Но Рейтерну удалось удержался на своем посту. В мае 1866 г. на заседании Комитета финансов от него потребовали представить программу антикризисных мероприятий. Министр финансов, не терпевший вмешательства в дела своего ведомства, наотрез отказался. Спор разрешил Александр II. Он поручил Рейтерну подготовить доклад для себя лично. Министр передал дела Грейгу и все лето проработал над программной запиской, которая была составлена к середине сентября {151} .

В этом документе Рейтерн дал высокую оценку либеральным преобразованиям 1860-х гг. «История всех народов доказывает, - писал он, - что революции могут быть предупреждены только благовременными реформами, дарующими народу мирным путем то, чего он сам ищет в революциях, т. е. устранения обветшалых форм и укоренившихся злоупотреблений». Вместе с тем, по его мнению, в эпоху глобальных изменений в жизни общества «невозможно рассчитывать на скорое и совершенное улучшение финансового нашего положения». Поэтому «много еще времени, много трудов, много жертв потребуется прежде, чем Россия выйдет из переходного состояния и твердо установится на новых, разумных основаниях». В записке Рейтерн назвал основные недуги российской экономики: дефицит бюджета, расстройство денежного обращения, слишком медленные темпы казенного железнодорожного строительства, нехватку капиталов, вызванную ростом непроизводительных государственных расходов и утечкой народных «сбережений» за границу.

Министр финансов обозначил ключевые задачи будущей политики своего ведомства: 1) прекратить отток капиталов за границу, укрепив доверие к правительству посредством «привития к гражданской жизни главных начатых реформ» и невмешательства в конфликты между другими державами; 2) ликвидировать дефицит бюджета, строго соблюдать режим экономии казенных средств, заключать займы исключительно на производительные затраты, субсидировать только прибыльные отрасли экономики; 3) повысить существующие налоги, поскольку введение подоходного обложения в России в ближайшие годы не представляется возможным; 4) активизировать платежный баланс страны - сократить заграничные платежи, увеличить вывоз, привлечь иностранные капиталы, убедить отечественных и западных предпринимателей в доходности российских железных дорог, создать выгодные условия для сооружения линий силами частных компаний. «При таком образе действий, - говорилось в заключении, - можно надеяться, что в течение немногих лет экономические силы России окрепнут; преобразования, составляющие славу царствования Вашего Императорского Величества, не будут в развитии своем остановлены по недостатку средств, а, напротив, дадут обильные плоды, и, наконец, Россия из переходного и тревожного времени, естественно и неизбежно следующего за переворотами в гражданском и хозяйственном устройстве, выйдет еще более сильной и богатой, чем когда-либо» {152} .

Внимательно прочитав и одобрив записку, Александр II приказал ознакомить с ней высших сановников. В конце сентября - начале октября она обсуждалась в Комитете финансов и Совете министров. Рекомендации Рейтерна были признаны долгосрочной правительственной программой экономического развития {153} . Положение министра финансов в «верхах» сразу же значительно упрочилось, и разговоры о его отставке прекратились. К тому же к осени выяснилась полная непригодность Грейга как преемника Рейтерна. Коллеги даже подозревали министра в том, что он намеренно предложил императору заведомо неподходящего кандидата с целью доказать свою незаменимость. А.В. Головнин предсказывал, что Рейтерн удержится в министерстве, «ибо государь чрезвычайно его ласкает, так как решительно никого нет в виду, кем можно бы заменить его» {154} .

В дальнейшем финансовое ведомство в своей политике придерживалось пунктов программной записки Рейтерна. Это проявилось в сокращении ведомственных расходов, утверждении нового таможенного тарифа 1868 г., применении концессионной системы в сооружении железных дорог. Во второй половине 1860-х гг. началось оживление экономической жизни. В 1869–4.873 гг. Россия пережила бурный хозяйственный подъем, который выразился в стремительном росте акционерного учредительства, развитии основных отраслей промышленности, широкомасштабном железнодорожном строительстве, увеличении торговых оборотов, расширении экспорта. В этот период была достигнута некоторая стабилизация финансов. Позитивные перемены в экономике и усиление налогообложения позволили значительно увеличить поступления в казну. В первой половине 1870-х гг. обыкновенный бюджет, как правило, сводился с профицитом, значительно повысился курс рубля.

Достигнутые успехи высоко подняли авторитет Рейтерна в «верхах» и укрепили доверие к нему государя. Вместе с тем, поддерживая в целом курс финансового ведомства, Александр II неоднозначно относился к стремлению министра сократить непомерные военные расходы, которые препятствовали сбалансированию бюджета. Выступая за «бережливость», Рейтерн не раз заявлял о своей готовности подать в отставку, если его требования не будут выполняться. Почти сразу же после назначения на свой пост он предложил военному министру Д.А. Милютину сократить ведомственную смету на 15 млн. руб. В противном случае Рейтерн угрожал вообще прекратить платежи {155} . И хотя Александр II не счел нужным произвести столь значительное сокращение, министр финансов не отступал. Начались его столкновения с Милютиным, и самодержцу нередко приходилось выступать в роли арбитра между ними.

В начале 1873 г. на заседании Государственного совета Рейтерн в очередной раз заявил, что будет вынужден просить об увольнении со своего поста в случае отказа Военного министерства сократить свою смету, хотя «ему было бы крайне тяжело и прискорбно находиться вдали от государя после того, как 11 лет имел счастье быть столь близким его величеству». Как вспоминал А.В. Головнин, «государь встал, взял его за обе руки и сказал: “ты совершенно прав” - Рейтерн, очевидно, выиграл во мнении и расположении государя» {156} . Сопротивление финансового ведомства заставляло Д.А. Милютина несколько умерять требования о выделении новых ассигнований. Однако император проявлял огромную заинтересованность в реформировании и перевооружении армии. Поэтому расходы Военного министерства постоянно увеличивались и в 1865–1875 гг. составляли почти треть государственного бюджета.

Александр II неоднократно обсуждал с Рейтерном вопросы внешней политики и обычно прислушивался к его советам {157} . Во всеподданнейших докладах и личных беседах министр финансов призывал императора к сохранению мира и прекращению новых территориальных захватов, неизбежно связанных с международными конфликтами и значительными финансовыми затратами. В частности, в феврале 1863 г. на заседании Комитета министров он категорически возражал против расширения наступательных действий в Средней Азии, указывая на трудность «привлечения в новый край рабочей силы и капиталов» и «нежелательность отвлечения этих сил от сердца России». Александр II и часть высших сановников с пониманием относились к требованиям министра финансов. Однако военное командование, во многом вопреки воле петербургских властей, предпочитало активные наступательные действия. Поэтому экспансия в среднеазиатском регионе постоянно нарастала {158} .

Стремлением избежать даже отдаленной угрозы военной конфронтации была продиктована позиция Рейтерна во время переговоров в 1867 г. с Северо-Американскими Соединенными Штатами о продаже Аляски. На заседании Особого совещания под председательством Александра II он решительно высказался за эту сделку. Министр финансов считал, что подобный шаг избавит Россию от владения, которое она в ходе войны с одной из морских держав не сможет защитить. В противном случае могут произойти столкновения Российско-Американской компании с американскими торговцами и моряками из-за открытых в начале 1860-х гг. на Аляске золотых россыпей, что нанесет непоправимый ущерб дружеским отношениям России с САСШ {159} .

Опасением спровоцировать международные осложнения объясняется поведение Рейтерна во время обсуждения в «верхах» декларации канцлера A.M. Горчакова об аннулировании унизительных для России статей Парижского трактата 1856 г. о нейтрализации Черного моря. Это стало возможным после поражения Франции в войне с Пруссией 1870–1871 гг. Проект декларации содержал пункт о возвращении России отторгнутой Южной Бессарабии. На заседании Совета министров во главе с Александром II в октябре 1870 г. Рейтерн выступил против каких-либо территориальных притязаний, чтобы не допустить конфликта с европейскими державами. Но император был полон решимости одобрить текст декларации. Вечером того же дня министр финансов отправил Горчакову письмо с подробной аргументацией своей позиции. Канцлер представил это письмо Александру II, и оно вернулось от него с отметкой: «Это ничего не меняет в моих мыслях». Однако через день по докладу Горчакова, убедившегося в правоте Рейтерна, император согласился исключить из текста декларации пункт о возвращении Южной Бессарабии. «Таким образом, - вспоминал А.В. Головнин, - Рейтерну удалось оказать России огромную услугу, предотвратить массу страшных страданий и сохранить сотни миллионов рублей, расход коих лег бы тяжелым бременем на нынешнее и будущие поколения» {160} .

Однако министр финансов не смог удержать Александра II от объявления войны Турции. Вплоть до середины 1876 г. император был настроен вполне миролюбиво, резко отзывался о славянофильской агитации и неоднократно говорил Рейтерну о своей решимости не допустить втягивания России в балканский конфликт. Однако затем его настроение стало меняться. В конце сентября министр финансов получил от императора приглашение приехать в Ливадию. По прибытии 1 сентября в резиденцию Александра II Рейтерн нашел его «в совершенно воинственном духе» и «лихорадочном возбужденном состоянии». Самодержец заявил о невозможности урегулировать противоречия с Османской империей мирным путем. Перед Рейтерном была поставлена задача поиска средств на ведение войны. Он пытался возражать, но император прервал его, дал указание переговорить с другими министрами и затем доложить ему о результатах.

Для Рейтерна это стало настоящим потрясением. По опыту Крымской кампании он хорошо представлял себе последствия очередной войны. Положение усугублялась тем, что в этот момент народное хозяйство вновь оказалось в кризисе, который характеризовался сокращением железнодорожного строительства, снижением выпуска продукции легкой промышленности, замедлением темпов развития тяжелой индустрии, неустойчивостью хлебного экспорта, ухудшением торгового баланса. Кризис сопровождался биржевой паникой, огромными убытками и банкротством многих частных предприятий и банков. Это вызвало соответствующую реакцию на Западе, подорвало международный кредит страны, вызвало отлив иностранных капиталов за границу, падение курса рубля и российских ценных бумаг на европейском денежном рынке.

В подобной ситуации вступление в войну должно было неизбежно привести к полному финансовому краху. Между тем Рейтерн быстро убедился в воинственном настрое большинства своих коллег в правительстве. И все же он попытался переубедить императора. 3 октября 1876 г. министр финансов направил ему записку, в которой указал на неизбежные гибельные последствия войны. Он доказывал, что она приведет «к погрому наших финансовых и экономических интересов». Только за счет займов казне не удастся покрыть предстоящие расходы, поэтому неизбежно придется прибегнуть к «пагубному средству» - выпускам кредитных билетов, результатом которых будет «совершенное расстройство нашей денежной системы». Россия, подчеркивал Рейтерн, «будет подвергнута такому разорению, с которым никакие бедствия в ее прошедшем сравниться не могут. Сообразно с этим расстроится и финансовое ее положение, и пройдут десятки лет, если не целые генерации, прежде чем она поправится» {161} .

На следующий день Александр II выразил министру финансов недовольство его позицией. С запиской он ознакомил только наследника престола великого князя Александра Александровича. 3 октября император созвал совещание нескольких министров, на котором обрушился на Рейтерна с упреками. «Государь сказал, - вспоминал тот, - что записка произвела на него самое грустное впечатление, что я порицаю все реформы его царствования, доказывая, что эти реформы ослабили Россию; что я вовсе не указываю на средства для ведения войны и предлагаю унизить Россию. Что этого ни он, ни сын его не допустят». Министр финансов отверг обвинения в порицании преебразований 1860-х гг. и повторил свои аргументы. Однако, как вспоминал Д.А. Милютин, «государь возвратил ему записку, сказав, что он вызвал его не для того, чтобы узнать его мнение, следует ли начать войну или нет, а чтобы изыскать средства к покрытию тех издержек, которые вызовет война». На слова Рейтерна об отсутствии необходимых финансовых ресурсов Александр II резко ответил: «Средства есть, но надобно уметь и хотеть их достать!» Однако, несмотря на размолвку, перед отъездом министра финансов в Петербург император сказал ему «несколько милостивых слов» {162} .

Рейтерн твердо решил для себя уйти в отставку после окончания войны, а до того момента выполнять свой долг. Он предпринял ряд срочных мер, чтобы собрать хотя бы часть необходимых средств. Между тем Александр II со временем несколько отошел от своей воинственной позиции и всячески демонстрировал министру финансов свое расположение. «По мере того, как государь после возвращения из Ливадии приходил все более в прежнее свое мирное настроение, - вспоминал Рейтерн, - он становился ко мне на прежнюю доверчивую милостивую точку; это уже не изменилось до самого конца; напротив, он мне показывал какую-то особую мягкость, как бы человеку, которого надобно беречь». Министр финансов старался склонить императора к отказу от военного вмешательства. Во время всеподданнейшего доклада 12 ноября 1876 г. он сказал Александру II, что суммами, которые поступят в казну в ближайшие месяцы, можно будет покрыть лишь первоначальные расходы, поэтому придется истощить разменный фонд и наводнить Россию бумажными деньгами. 10 декабря Рейтерн вновь доложил об очевидной нехватке средств и невозможности «начать войну, не зная, чем ее довести до конца». Эти заявления произвели на императора сильное впечатление {163} .

17 декабря 1876 г. Рейтерн прочел Александру II новую записку, предназначенную для обсуждения в Комитете финансов. Он еще раз подчеркнул, что эмиссия денежных знаков неизбежно приведет к инфляции, падению курса рубля и «нарушит все основания нашего экономического быта и государственных финансов». Император с большим вниманием отнесся к этим предостережениям и говорил с министром финансов «весьма милостиво». Во время всеподданнейшего доклада 4 февраля 1877 г. он сказал Рейтерну, что надеется разрешить дело мирным путем. 8 февраля на совещании под председательством Александра II министр финансов заявил, что «Россия окончательно погибнет не только в случае войны, но даже и тогда, если долго еще будем держать армии на военном положении». В записке от 11 февраля министр финансов указал императору на опасность конфликта с Турцией как для народного хозяйства, так и для государственных устоев империи. «Я глубоко убежден, - подчеркивал он, - что война остановит правильное развитие гражданских и экономических начинаний, составляющих славу царствования его величества; она причинит России неисправимое разорение и приведет ее в положение финансового и экономического расстройства, представляющее приготовленную почву для революционной и социалистической пропаганды, к которой наш век и без того уже слишком склонен» {164} .

Однако в итоге Александр II так и не внял советам Рейтерна. 12 апреля 1877 г. он подписал манифест об объявлении войны Турции. Начало боевых действий было успешным для русской армии. От прежних миролюбивых настроений у императора не осталось и следа. На совещании 18 мая 1877 г. в присутствии нескольких министров и послов он «очень сильно высказал упрек тем из наших государственных людей, которые доводили боязнь войны до того, что сами прокричали о нашем бессилии; он прямо указал на министра финансов и припомнил записку, поданную им в Ливадии прошлой осенью» {165} .

В ходе войны Рейтерн сделал все возможное для покрытия чрезвычайных расходов путем заключения займов и эмиссии бумажных денег. Как он и предсказывал, эта кампания вызвала катастрофическое расстройство российских финансов. Военные издержки превысили миллиард рублей, бюджет сводился с огромным дефицитом, резко возрос государственный долг, еще более упал курс рубля. Плоды многолетних усилий Министерства финансов были утрачены. Оживление промышленности и торговли в 1878–1880 гг., вызванное благоприятной военной конъюнктурой, вскоре сменилось кризисом перепроизводства, который в 1882 г. охватил ведущие отрасли промышленности.

Получив известие о завершении работы Берлинского конгресса, Рейтерн подал в отставку. На аудиенции 30 июня 1878 г. Александр II пытался удержать его. По свидетельству Рейтерна, император заявил, что «моя просьба ставит его в затруднение, что я, пользуясь полным его доверием, прошу об увольнении от такой важной должности, в которой моя опытность и знание теперь особенно необходимы, что лучше бы мне уехать на некоторое время за границу, отдохнуть, и осенью, если я не поправлюсь, подумать о том, что сделать». Но министр остался твердым в своем решении. «На прощание, - вспоминал он, - государь сказал мне с большим чувством весьма милостивые слова. Он был, видимо, тронут и я также. <…> Общее впечатление, которое я вынес из этой аудиенции, что государь с самого начала решился принять мою просьбу об увольнении и что он уговаривал меня остаться только потому, что желал показать внимание к старому и верному слуге». Император пожелал, чтобы Рейтерн сообщил преемнику свои «мысли о финансах». Тот ответил, что еще в феврале 1877 г. передал С.А. Грейгу записку под названием «Финансовое духовное завещание» с изложением основных соображений по вопросам экономической политики {166} .

Рейтерн был уволен от должности с лестным высочайшим рескриптом. Александр II сам вручил его бывшему министру 7 июля 1878 г. Рейтерн впоследствии так вспоминал об этом событии: «Государь мне сказал: “Я подписал твое увольнение и хотел сам тебе отдать, прочти”. Содержание грамоты и этот необыкновенный способ вручения ее меня сильно тронули, и я мог только сказать: “Государь, я жалею, что у меня нет детей, которым я мог бы оставить этот документ в наследство”. Государь дал мне руку и сказал: “И каждое слово истинная правда”» {167} . В правительственных кругах бывший министр финансов продолжал пользоваться высоким авторитетом. И хотя пик его бюрократической карьеры миновал, в царствование Александра III он занимал почетные посты председателя Комитета министров (1881–1886) и председателя Комитета финансов (1885–1890). Незадолго до кончины он получил графский титул.

Взаимодействие и сотрудничество Рейтерна и Александра II отражают соотношение приоритетов при выработке правительственного курса. Вступив на престол в момент финансового кризиса, император в своей политике стремился учитывать состояние и потребности экономики. В этом он проявлял определенную последовательность и оказывал министру финансов поддержку как при подготовке и проведении реформ, так и во время конфликтов с другими ведомствами. Это способствовало достижению существенных успехов в стабилизации финансов и развитии народного хозяйства. Однако Рейтерн потерпел неудачу в попытке охладить воинственный пыл императора и его ближайшего окружения. Несмотря на долгие колебания, Александр II решился на объявление войны Турции. Политические соображения в очередной раз взяли верх над экономическими расчетами. Это привело к очередному финансовому кризису и отставке Рейтерна. Последствия Русско-турецкой кампании для экономики страны были в значительной степени учтены в царствование Александра III, когда правительство стремилось проводить более рациональную внешнюю политику и избегать военной конфронтации с другими державами.

Включайся в дискуссию
Читайте также
Что такое капитализация вклада и капитализация процентов по вкладу?
Заявление на страхование осаго страхование
Зойкина квартира краткое содержание