Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Экономические реформы гайдара таблица. Экономическая реформа гайдара

Основными положениями этой реформы были:

а) Либерализация (отпуск) цен, свобода торговли.

Цены на большинство товаров и услуг было «отпущены на рыночную волю». С одной стороны - это была смелая мера, способствовавшая быстрой « рыночной выучке». С другой – это была очень неосторожная мера. Ведь советская экономика была жестко монополизированной. В результате рыночную ценовую свободу получили монополии, которые по определению могут назначать цены, в отличие от фирм функционирующих в конкурентной среде, и способных лишь приспосабливаться уже к имеющимся ценам. Результат не замедлили сказаться. Цены подскочили в 2000 раз в течение года. В России появился новый враг номер 1 – инфляция, прирост которой составлял около 20% в месяц.

б) Приватизация (передача государственной собственности в частные руки)

Ваучерная приватизация была названа её идеологом и реализатором, А. Б. Чубайсом «народной приватизацией». Однако народ с самого начала довольно скептически относился к идее приватизации. Уже при проведении самой операции приватизации в прессе публиковались о том, что народ правильно воспринимал идею и практику приватизации и потому она проходит без социальных эксцессов. Но думается, что большинство граждан отнеслись к операции просто равнодушно, заведомо зная, что в рыночной экономике собственником не может быть народ. В самом деле, слишком странной выглядела бы «народная частная собственность», на основе которой страна двинулась к рынку. В результате произошло то, что и должно было произойти: государственная собственность оказалась в руках тех, кто имел деньги либо сумел «конвертировать» управленческую власть в собственность. В советские времена деньги были или у крупных менеджеров, директоров предприятий или у государственных чиновников, распоряжавшихся государственными финансовыми ресурсами или, наконец, у криминальных структур, часто блокировавшихся с теми и другими.

Приватизация госсобственности охватила прежде всего предприятия розничной торговли, общественного питания и службы быта. В резуль­тате политики приватизации в руки частных предпринимателей перешли 110 000 промышленных предприятий. Тем самым государственный сек­тор потерял роль ведущего в индустриальной сфере. Однако изменение формы собственности не повысило эффективности производства. В 1990-1992 гг. ежегодное падение производства составляло 20%. К сере­дине 90-х годов тяжелая промышленность оказалась практически раз­рушенной. Так, станкостроение работало лишь вполовину своих мощ­ностей. Одним из последствий приватизационной политики явился рас­пад энергетической инфраструктуры.

В августе 1998 года произошло то, чего многие уже давно ждали: рухнула под собственной тяжестью «картонная» (на самом деле не представлявшая собой рыночную) экономика. Произошло это несмотря на заявления Б. Ельцина. Вскоре после этого был объявлен т.н. дефолт. Правительство приняло решение строить истинно рыночную экономику, процесс создания которой длится до сих пор.

Экономический кризис тяжело отразился на развитии аграрного производства. Недостаток сельхозтехники, особенно для фермерских хозяйств, организационная перестройка форм хозяйствования повлекли за собой падение уровня урожайности. Объем сельскохозяйственно­го производства в середине 90-х годов упал на 70% в сравнении с 1991-1992 гг. На 20 млн. голов уменьшилось поголовье крупного рогатого скота.

Это событие показало, что невозможно жить в «виртуальной» экономике слишком долго, рынок всегда возьмет верх.

Реформы правительства Егора Гайдара, функционировавшего с ноября 1991 года по декабрь 1992-го, создали базовые институты рыночной экономики, которые отсутствовали в России до распада СССР – свободные цены, конвертируемую валюту и частную собственность. Оглядываясь назад, можно выделить несколько основных блоков проведенных тогда преобразований.

В первую очередь, это экономическая либерализация. В Советском Союзе государство осуществляло контроль над ценообразованием, а также внешней и внутренней торговлей. В ноябре 1991 года правительство Гайдара отменило монополию государства на внешнюю торговлю: с того момента импортировать и экспортировать товары все предприятия вне зависимости от их форм собственности смогли без получения специальной регистрации. Спустя два месяца была осуществлена либерализация цен: продавцы товаров и услуг получили право устанавливать цены на таком уровне, на котором они сами считали нужным. Эта мера была дополнена президентским указом о свободной торговле, благодаря чему у граждан появилась возможность реализовывать имеющиеся у них товары с рук, не боясь при этом подвергнуться наказанию со стороны правоохранительных органов.

Второй блок преобразований был связан с внедрением института частной собственности. Здесь стоит отметить, что по факту приватизация началась еще в эпоху Перестройки. После принятия законов «О государственном предприятии» (1987), «О кооперативной деятельности» (1988) и «Об аренде» (1989) государство утратило контроль над директорами предприятий: номинально оставаясь наемными менеджерами, они сосредоточили в своих руках товарные и денежные потоки, а потому действовали в логике приватизации прибылей и национализации издержек. Ключевой задачей массовой приватизации, начавшейся в августе 1992 года, было закрепление юридических прав собственности на госимущество за теми, кто им фактически управлял. Теперь собственники (а не государство) несли полную финансовую ответственность за качество управления имеющимися в их распоряжении активами. Ровно этот же самый принцип стал действовать и в отношении владельцев предприятий сферы услуг (магазины, парикмахерские, ремонтные мастерские), которые стали передаваться в частные руки в ходе «малой» приватизации, стартовавшей в марте 1992 года.

Третий блок реформ – внедрение конвертируемой национальной валюты. В 1991 году в СССР номинально еще действовала единая для всей страны валюта, однако союзный центр утратил контроль за ее обращением: центральные банки республик бесконтрольно эмитировали безналичные рубли, за счет которых финансировались дефициты республиканских бюджетов. Эта ситуация сохранилась и после декабря 1991 года: теперь уже бывшие союзные республики продолжали эмитировать безналичные рубли, которые использовались для приобретения товаров на территории РСФСР; в условиях свободных цен это приводило к экспорту инфляции в Россию. В июне 1992 года центральные банки республик были переведены на корреспондентские счета: теперь платежи этих стран реализовывались только в том объеме средств, который находился на корреспондентском счету их центральных банков в ЦБ РФ. В июле 1992 года была окончательно ликвидирована множественность обменных курсов, характерная для социализма: с того момента курс российской национальной валюты стал официально определяться Центральным банком по итогам ежедневных торгов на ММВБ.

Четвертый блок реформ – стабилизация государственных финансов. Либерализация цен перевела подавленную инфляцию, выражавшуюся на закате советской эры в усугублении продовольственного дефицита, в открытую: в январе 1992 года в месячном выражении она составила 245,3%. Для подавления инфляции требовалось отказаться от эмиссионного финансирования дефицита бюджета. Первая попытка уйти от централизованных кредитов ЦБ РФ была предпринята в начале 1992 года: за январь-апрель Банк России не предоставил правительству ни копейки денежных средств. Однако с началом весенней посевной кампании денежная политика была смягчена; на всю же «катушку» эмиссия заработала осенью 1992 года – после того, как председателем ЦБ стал Виктор Геращенко. Это быстро отразилось на показателях инфляции: если в мае - августе ее среднемесячные темпы составляли 12,6%, то в сентябре - декабре - уже 21,4%. Полностью отказаться от финансирования бюджетного дефицита правительство смогло лишь в 1995 году, благодаря чему годовая инфляция стала последовательно снижаться: если в 1994 году она составила 214,8%, то в 1997 – 11%. Первый же бездефицитный бюджет был принят лишь в 1999 году – уже после того, как страна выучила горькие уроки дефолта.

О пользе и вреде от его работы и о его наследии. В дни прощания с реформатором многие заметили резкий дисбаланс между елеем, который лился в его адрес с экранов телевизоров от высшего руководства страны, и проклятиями, сыпавшимися на интернет-форумах по его же адресу от рядовых «подопытных» этих реформ.

Новую вспышку дискуссий в обществе вызвало недавнее письмо действующего и бывшего мэров Москвы Юрия Лужкова и Гавриила Попова, опубликованное в одной из тиражных газет столицы и негативно оценивающее результаты гайдаровских реформ в России после распада СССР. В ответ соратники Гайдара, в частности Анатолий Чубайс, выразили свое резкое неудовольствие по поводу совместного творчества бывшего и нынешнего градоначальников, обвинив их даже в зависти к покойному и призвав сторонников установить в Москве ему памятник.

Сегодня, спустя два десятилетия, зарю истории российского либерализма уже мало кто помнит, а выросшее целое поколение 17-20-летних и вовсе ничего о ней толком не знает. А общие эмоциональные фразы, которыми время от времени «перестреливаются» многочисленные противники и малочисленные сторонники тех либеральных реформ конца 1990-х, не вносят ясности в их суть.

Что же произошло в России почти 20 лет назад в сфере экономики? В конце 1991 года новое российское правительство демократической направленности, яркими представителями которого стали Гайдар и Чубайс, объявило о полномасштабной экономической реформе, основанной на неоклассических и монетаристских экономических концепциях, разработанных в США школой Сакса-Фридмана и получивших название «шоковой терапии». Они ориентировались на опыт достаточно успешных консервативно-либеральных преобразований, проводимых Рональдом Рейганом в США и Маргарет Тэтчер - в Великобритании. Однако к началу 1990-х годов, когда российская школа молодых экономистов была увлечена монетаристской теорией, на Западе она себя уже практически исчерпала. Следует отметить важную деталь: консервативно-либеральные реформы, проведенные в 1980-х годах в ведущих западных странах, были приняты обществом. Они не сопровождались ломкой сложившихся норм, устоев и традиций, имели мягкий эволюционный характер.

Однако методы, которыми воспользовались молодые реформаторы России во главе с Егором Гайдаром, не учитывали специфику российской экономики и не отвечали интересам большинства. Как отмечали и отмечают многие ведущие экономисты, рецепты реформирования, полученные от таких консультантов, как Джеффри Сакс, может быть, и пригодились бы для Колумбии, Нигерии или Туниса, но не для мощной индустриальной системы с высоким творческим и научно-техническим потенциалом, какой на самом деле была советская милитаризированная экономика. Поэтому новаторам следовало бы не отрицать все, что было создано ранее, а использовать позитивные элементы для реформирования системы, как это сделали, например, Китай и Вьетнам.

Гайдаровско-чубайсовские консервативно-либеральные реформы в России основывались на нескольких краеугольных акциях. Это, прежде всего, либерализация цен, которая «ограбила» граждан, предприятия, организации, обесценив все их накопления. Затем - приватизация предприятий промышленности и сферы услуг. И в связи с этим - так называемая «ваучеризация», т.е. попытка разделить все основные фонды страны между всеми ее гражданами. (Старшее поколение помнит обещания Анатолия Чубайса за один ваучер получить три автомобиля «Волга».)

Эти реформы, основанные на монетаристской экономической концепции, слепо, механически наложенные на российскую ситуацию, привели в результате к самым печальным для России последствиям. И об этом свидетельствует статистика. Уже после шести лет «эксперимента века» ВВП России снизился на 42%. В два раза упало промышленное производство, число убыточных предприятий к 1 июня 1997 г. составило почти 50%, а доля импорта в товарообороте страны выросла до 51%.
Степень падения ВВП за первые 6-7 лет после «шокового» экономического похода превысила границы устойчивости макроэкономической системы страны. На 1997 год ВВП России составлял 6% от американского, 10% - от японского и 39% - от британского.

Очень быстро одним из главных итогов внедрения в народное хозяйство России «гайдарономики» - так оппозиция назвала реформы младореформаторов - стали взаимные неплатежи. На 1 декабря 1997 г. суммарная просроченная задолженность по обязательствам предприятий промышленности, сельского хозяйства, строительства и транспорта составила 789,9 триллиона рублей (неденоминированных), что составляло 33% ВВП. Внутренняя и внешняя задолженность России в 1998 году составляла $200 миллиардов, то есть почти половину ВВП страны (!).

В человеческом измерении «шоковые» реформы уже через несколько лет после их начала выглядели просто удручающе. Буквально за 5-6 лет «нового порядка» произошла беспрецедентная деградация науки, образования, здравоохранения. В бюджете 1998 г. на науку были выделены микроскопические 2,2%, на образование - 3,5%, здравоохранение - 1,9% от суммы общих расходов. За первые годы реформ затраты на проведение научно-исследовательских работ снизились в 4 раза, их доля в ВВП составляла на 1998 г. всего 0,73% (!). Оплата труда в науке не достигала даже прожиточного минимума и составляла 54% от средней зарплаты в промышленности. Из-за бедственного положения за первые 6-8 лет «реформаторства» страну покинули около 200 тысяч не худших, востребованных на Западе, ученых и специалистов.

Стремительно теряло свое качество образование, как в средних школах, так и в вузах (его система при СССР считалась лучшей в мире - в том числе и из-за доступности). Кроме того, высшее образование быстрыми темпами стало дрейфовать в сторону платного. Да и в средней школе (и в детских садах) с родителей стали требовать заплатить почти за все, начиная с охраны.

Основательно было разрушено и бесплатное здравоохранение. На него в России в первые годы реформ выделялось в среднем всего 2,8% ВВП, а на одного человека расходовалось... $9 в год. Но и это было только на бумаге. Достаточно сказать, что в 1997 г., например, программы здравоохранения были профинансированы всего на 15% от запланированного.

Деградация системы охраны здоровья не могла не сказаться на самочувствии нации. В 1996 г. по сравнению с 1987-м (начало перестройки в СССР) смертность населения в России возросла на 34%. С 1992 по 1995 годы не вынесли «шоковых» экспериментов и умерли 2,7 миллиона человек, невосполнимые потери населения продолжаются до сих пор. Порог жизни российских мужчин опустился на 15-17, а женщин — на 7-10 лет ниже, чем в Западной Европе. По средней продолжительности жизни мужчин (57,6 года) Россия скатилась на 135-е место в мире, женщин - на 100-е. Это ниже, чем даже в большинстве африканских стран.

Детская смертность через несколько лет после начала гайдаровских реформ составила 16 детей на тысячу родившихся и доживших до года (в Японии, например, 5). Уже спустя 5-7 лет после внедрения «шокотерапии» только 10% российских школьников можно было считать здоровыми, 40% из них числились хронически больными (по данным Вячеслава Иванченко, д.э.н., Институт экономики РАН). Пролонгированный во времени результат бесчеловечной «терапии» таков: с 2000-го по 2005 гг. (отчет этого же института) число детей-инвалидов в России увеличилось на 155 тысяч и насчитывалось более 600 тысяч. Только 30% малышей рождались здоровыми.

По классификации Международной организации труда, в первые годы реформ численность безработных в России возросла с 3,6 миллиона человек в 1992 году до 6,7 миллиона в 1996-м. За первые пять-шесть лет реформ произошло также небывалое падение реальной заработной платы. Такой мизерной зарплаты (как и пенсии) не было (и нет) ни в одной из развитых промышленных стран мира. Разрыв в оплате труда директоров и рабочих достигал (и достигает) ста и более раз. А в нефтяной отрасли, если включить дивиденды, которые получал (и получает) топ-менеджмент, эти цифры — просто запредельные.

Результатом либеральных реформ стала массовая и хроническая невыплата зарплат: по состоянию на 1998 г. задолженность по ним составляла около 70 триллионов рублей (неденоминированных), на то время — около $11 миллиардов.

В 1997 году 65% населения по официальным данным, которые стыдливо замалчивались главными либералами страны, жили ниже или на уровне мизерного прожиточного минимума. Независимый эксперт профессор Татьяна Заславская утверждает, что в те труднейшие для страны годы 40% российского населения пребывало за чертой бедности и еще 36% - только немного выше нее. А 15 миллионов россиян и вовсе голодали.

И наряду с этим с 1992 г. стремительно росли траты новых «хозяев» жизни. Уже в 1996 г. суммарные расходы «новых русских» на личное потребление оценивались экспертами в $45 миллиардов. По сути, на то время это был весь бюджет огромной страны с почти 150-миллонным населением. И это было в несколько раз больше, чем расходы государства на оборонные нужды и армию в расчете на год.

Приведенная статистика свидетельствует: российский народ заплатил непомерную цену за счастье нескольких тысяч семей нуворишей, которые, ограбив его с помощью «знатоков» либеральной экономики, наслаждаются жизнью, захлебываясь напоказ в богатстве, покупая все новые и новые замки, яхты и футбольные клубы. Эти люди вполне могут быть довольны проведенной либеральной гайдаровской реформой в их шкурных интересах. Однако для миллионов рядовых «новых нищих» имя Гайдара и его коллег по шоковому эксперименту все еще остается как красный платок для быка на испанской корриде.

Алла Ярошинская

6 ноября 1991 года. Именно эту дату можно считать точкой отсчета экономических реформ в России. Власть поставила перед собой задачу в как можно более быстрый срок избавить страну от коммунистического прошлого. Сделать это без радикальных перемен в экономике, много лет существовавшей в виде планового хозяйства, было нельзя.

Реформы Гайдара послужили рычагом, создавшим в России свободный рынок. Правительство того периода провело либерализацию розничных цен, реорганизовало налоговую систему, создало новую систему внешней торговли. Все эти резкие перемены были скоро были названы «шоковой терапией».

Либерализация цен

28 октября 1991 года, за несколько дней до назначения Егора Гайдара заместителем Председателя Правительства по вопросам экономической политики, президент России Борис Ельцин выступил с программной речью на Съезде народных депутатов РСФСР. Глава государства объявил о необходимости Именно она была важнейшим признаком классической рыночной экономики. Инициатива президента была принята делегатами съезда практически единогласно.

Начало экономической реформы Гайдара должно было осуществиться в как можно более сжатые сроки. Планировалось, что о либерализации будет объявлено уже 1 декабря. Этому воспротивились союзные республики, которые все еще имели с Россией единую рублевую зону. Реформы Гайдара запомнились соотечественникам по фамилии этого экономиста не просто так. Хотя новые законопроекты перед парламентом защищал Борис Ельцин, пользовавшийся своими президентскими полномочиями, разработка всех проектов лежала на плечах Егора Тимуровича и его команды.

Фактическое начало экономической реформы Гайдара наступило 2 января 1992 года, когда был принят указ президента «О мерах по либерализации цен». Перемены дали о себе знать мгновенно. Государство прекратило регулировать 80 % оптовых цен и 90 % розничных. Федеральная власть временно сохранила за собой контроль только над социально значимыми потребительскими товарами: молоком, хлебом и т. д. Эта оговорка была принята не зря. Экономическая реформа Гайдара осуществлялась в условиях общественной турбулентности, когда население осталось с пустыми руками после кризиса плановой системы и краха советского строя.

Программа Гайдара

Готовя свою программу, правительство исходило из той точки зрения, что у России нет никакого «особенного пути», и ей необходимо перенять все основные черты западных рыночных экономик. До конца 1991 года еще было непонятно, какую повестку изберет российская власть. Свои проекты предлагали разные политики и экономисты: Явлинский, Шаталин, Сабуров, Абалкин и т. д.

В итоге «победила» все-таки программа Гайдара. Она была не только экономической. Реформы должны были посредством строительства рыночных отношений сформировать в стране новую национальную государственность, место которой пустовало после крушения коммунизма. Свои идеи Егор Гайдар изложил в документах “Ближайшие экономические перспективы России” и “Стратегия России в переходный период”. Согласно этим проектам, реформы проводились на основе принципов приватизации, либерализации и финансовой стабилизации.

Команда Гайдара определила три основные проблемы, которые молодое государство унаследовало от Советского Союза. Это были инфляционный, платежный и системный кризисы. Последний из них заключался в том, что органы государственной власти утратили собственную способность регулировать поток ресурсов.

Планировалось в первую очередь реструктурировать и существенно повысить общий уровень, как это в Польше в свое время сделало правительство Раковского. Гайдар считал, что в таком случае в стране на первых порах около полугода будет сохраняться инфляция. Однако от этого проекта пришлось отказаться. Подсчеты показали власти, что еще полгода кризиса страна просто не выдержит. Поэтому было решено начинать радикальную либерализацию сразу же. Время показало, что ни тот, ни другой путь не сулили экономике ничего хорошего.

Коллапс экономики

Либерализация цен привела к множеству негативных последствий, которые были неизбежны при таком форсированном темпе перемен в экономике. Новый порядок на рынке шел в разрез с монетарной политикой - уже летом 1992 года отечественные предприятия лишились оборотных средств. Весной Центробанк стал выдавать большое количество кредитов промышленности, аграриям, бывшим советским республикам и т. д. Делалось это для того, чтобы покрыть дефицит бюджета. Однако вместе с тем произошел колоссальный скачок инфляции. За 1992 год она достигла уровня в 2 500 %.

Коллапс произошел по нескольким причинам. В первую очередь катастрофа разразилась из-за того, что до либерализации цен не была проведена замена денег, которая избавила бы страну от устаревших советских рублей. Новая валюта появилась только в 1993 году, когда экономическая реформа Гайдара уже была закончена, а сам он ушел из Правительства.

Гиперинфляция оставила без средств к существованию значительную часть населения России. В середине 90-х доля малообеспеченных граждан составляла 45 %. Обесценились советские вклады населения в Сбербанке, потерявшие свою покупательскую способность. Правительство винило в произошедшем кризисе Верховный Совет, который вынуждал его проводить дополнительную эмиссию валюты.

Выпуск дополнительной денежной массы стал практиковаться еще в последние советские годы, когда государство с ее помощью финансировало внутренние расходы. Когда начались реформы Гайдара, эта система окончательно разрушилась. Бывшие расплачивались с российскими предприятиями теми же рублями, что только еще больше нагнетало кризис. Летом 1992 года в качестве контрмеры были созданы специальные безналичные с помощью которых стали вестись расчеты с остальными странами СНГ.

Парламент против Правительства

Экономические радикальные реформы Гайдара с самого начала подвергались жесткой критике народных депутатов. Как известно, 6 апреля они открыли свой VI съезд. К этому времени власть получила достаточно сплоченную оппозицию, основу которой составляли аграрные и промышленные лоббисты, недовольные сокращением государственного финансирования.

На одном из своих заседаний съезд принял постановление, в котором были сформулированы основные претензии к политике Правительства. Реформы Е. Т. Гайдара были названы причиной целого ряда экономических проблем: падения уровня жизни населения, разрушения прежних хозяйственных связей, производственного спада, нехватки денег и т. д. В целом отмечалась неспособность Правительства держать ситуацию в стране под контролем. Депутаты считали, что реформы Гайдара проводились без оглядки на мнение общества и владельцев предприятий. В постановлении делегаты съезда предлагали президенту изменить экономический курс с учетом всех их предложений и оговорок.

В ответ на атаку депутатов Правительство вместе с Гайдаром передало Борису Ельцину заявление о своей отставке. В прилагаемом отчете министры раскритиковали предложения съезда, отмечая, что если власть пойдет этим курсом, то государственные издержки вырастут до отметки выше триллиона рублей, а инфляция достигнет порога в 400 % в месяц.

Отставка не была принята, но Ельцин все-таки пошел на уступки депутатам. Он ввел в Правительство новых людей - так называемых «красных директоров», лоббировавших интересы собственников крупных предприятий, получивших свои должности в советские годы. В этой когорте были Георгий Хижу и Владимир Черномырдин.

Затем последовали попытки стабилизировать финансовую ситуацию. Для этого Правительство сократило государственные расходы, а также ввело новые налоги. В мае 1992 года инфляция несколько снизилась. Было выполнено еще одно требование Верховного Совета - значительно смягчилась денежная политика. Также Правительство выделило 600 миллиардов рублей на выплату задолженностей перед шахтерами и другими бастующими рабочими крупных предприятий

В июле произошли перестановки в руководстве Центрального банка. Новый глава Виктор Геращенко, уже занимавший эту должность в Советском Союзе, выступал против реформы Е. Гайдара, предполагавшей сокращение расходов. Во второй половине 1992 года объем кредитования ЦБ вырос уже в 3 раза. К октябрю дефицит бюджета сократился на 4 % ВВП по сравнению с августовскими показателями.

Начало приватизации

В июне 1992 года Егор Гайдар стал председателем Правительства. Тем же летом в России началась приватизация. Реформаторы хотели осуществить ее как можно быстрее. В Правительстве считали, что России необходимо появление класса собственников, который стал бы опорой и поддержкой экономической политики государства. Приватизация предприятий проходила в условиях, когда заводы и фабрики фактически обанкротились. Предприятия продавались за бесценок. Покупки приняли лавинообразный характер. Из-за многочисленных дырок в законодательстве сделки совершались с нарушениями и злоупотреблениями.

Когда реформы Е. Т. Гайдара уже закончились, в середине 90-х в России прошли залоговые аукционы, на которых самые крупные и важные предприятия страны перешли в руки новых собственников по многократно заниженным ценам. В результате этих сделок появился новый класс олигархов, что привело к еще большей социальной пропасти между богатыми и бедными.

Сторонники реформы правительства Гайдара и приватизации считали, что необходимо как можно быстрее отказаться от старой советской системы народного хозяйства с чрезмерной монополизацией и централизацией. Форсированные темпы продаж привели к многочисленным перегибам и ошибкам. Согласно социологическим опросам, около 80 % населения России считает результаты приватизации нелегитимными.

Ваучеры

Для массовой приватизации был введен ваучер - приватизационный чек, который предназначался для обмена на активы в государственных предприятиях. Его передавали в частные руки. Планировалось, что с помощью этого инструмента муниципальные предприятия перейдут в частную собственность.

Всего было напечатано около 146 миллионов ваучеров. Граждане, получившие чек, могли использовать бумагу для подписки на акции целого предприятия или для участия в аукционе. Также бумагу можно было продать. Жители страны не могли участвовать в приватизации напрямую. Им нужно было акционировать свои предприятия или передать ваучеры в чековые инвестиционные фонды (ЧИФ). Всего было создано более 600 таких организаций.

Практика показала, что приватизационные чеки на деле стали объектами спекуляции. Многие владельцы этих бумаг продавали их коммерсантам с сомнительной репутацией или инвестировали в ЧИФы, надеясь получить значительные дивиденды. В результате такой практики реальная стоимость бумаг быстро падала. В таких условиях население стало стремиться поскорее избавиться от ваучеров. В основном они оседали в руках теневых торговцев, спекулянтов, чиновников и администрации самих предприятий.

Из-за своей поспешности приватизация (название экономической реформы Гайдара) проходила в условиях либерализации цен, когда стоимость ваучерного фонда стала в десятки раз меньше реальной стоимости предприятий. Согласно подсчетам, спекулянты смогли купить 500 крупнейших фабрик и заводов за 7 миллиардов долларов. Однако на самом деле они оценивались в 200 миллиардов долларов. Это был так называемый «дикий капитализм», который позволил 10 % населения установить контроль над национальным достоянием. Основной доход приносил экспорт газа, нефти и цветных металлов. Предприятия с новыми хозяевами не только не возвращали прибыль российской экономике. Они не шли даже на погашение стремительно возрастающего внешнего долга государства.

Аграрная политика

В 1992 году начало реформ Гайдара ознаменовалось еще и переменами в деревне. Важную роль в аграрной экономике стали играть новые формы хозяйств. Появились закрытые и открытые акционерные общества, кооперативы, а также товарищества с ограниченной ответственностью. Всего они составляли около 2/3 аграрного сектора экономики. Кризис сильно ударил по всем этим новым хозяйствам. Не хватало сельхозтехники, автомашин, минеральных удобрений и т. д.

Правительство приняло программу по ликвидации пережитков советской системы - совхозов и колхозов. В марте 1992 года в России было примерно 60 тысяч индивидуальных хозяйств фермерского типа. К осени их количество увеличилось в пять раз. Однако из-за недостатка техники они все равно не смогли обеспечить страну достаточным количеством урожая. Регресс привел к тому, что к середине 90-х производство упало на 70 % по сравнению с последним советским сезоном. Фермер не смог накормить Россию, а все из-за значительного повышения цен на реагенты, технику и т. д.

Оборонно-промышленный комплекс

В 1992 году государство резко сократило закупки вооружения. В советскую эпоху ВПК стал слишком раздутым. На него тратилась львиная доля бюджета. В условиях экономического кризиса государство просто не смогло обеспечить работой большую часть предприятий, что привело к их банкротству и продаже в третьи руки.

Особенно острой стала проблема с научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами (НИОКР). Порядок финансирования этого комплекса был разрушен, из-за чего высококвалифицированные коллективы распались и остались без работы. Именно тогда началась так называемая «утечка мозгов» - эмиграция ученых, инженеров, конструкторов и т. д. Они массово уезжали в западные страны в поисках лучшей доли, пока их предприятия простаивали без дела.

Правительство, реформируя ОПК, допустило несколько серьезных ошибок: не стало приступать к реструктуризации или переводу в резерв заводов. Некоторые специалисты отмечают, что власть поступила неправильно, когда сняла ограничение на импорт потребительских товаров, что оставило предприятия без ниши на рынке.

Отставка Гайдара

В декабре 1992 года Егор Гайдар подал в отставку с должности председателя Правительства. Его уход стал компромиссом в отношениях Верховного Совета и президента России. Предполагалось, что договоренность позволит безболезненно провести референдум о новой конституции. Однако в депутаты отказались выполнять свои обязательства, что привело к конфликту Правительства и президента. Он закончился октябрьскими событиями, когда Москва пережила несколько дней уличных боев.

В ту кризисную осень Гайдар еще раз вернулся в Правительство и стал там первым заместителем председателя, а также министром экономики. Окончательно высшие руководящие посты он покинул 20 января 1994 года. К этому времени все основные экономические реформы Е. Гайдара уже были проведены, и страна жила в новой экономической действительности.

Положительные итоги реформ

Еще в декабре 1992 года, накануне первой отставки, он подвел итоги своей работы. Глава Правительства на VII съезде народных депутатов подчеркнул главные успехи власти. Была реорганизована налоговая система, началась приватизация и аграрная реформа (реорганизация совхозов и колхозов), реструктуризирован ТЭК, созданы нефтяные компании, сократились расходы на закупку боеприпасов и военной техники.

Министр экономики и коллега Гайдара Андрей Нечаев называл и другие важнейшие шаги Правительства в кризисный период. Помимо уже вышеописанной либерализации цен, государство разрешило свободную торговлю, урегулировало внешние долги с помощью открытия кредитных линий на Западе. Реформа Гайдара 1992 года позволила сократить дефицит бюджета. Важные налоговые нововведения заключались в появлении налогов на нефтяную добычу. Осталась в прошлом плановая система экономики. Государство стало прибегать к госзаказам. В области инвестиций ключевым стали взаимоотношения власти и частных предпринимателей. По-новому была выстроена торговля с бывшими союзными республиками - она перешла на мировые цены и рыночные основы.

Е. Т. Гайдар, экономические реформы которого привели к перестройке всех финансовых отношений, выступал за установление коммерческих принципов в экспорте вооружений для армии. Важным нововведением стало принятие закона о банкротстве. С появлением рыночной экономики были созданы и первые инвестиционные компании, а также биржи, которых не могло быть в СССР.

«Шоковая терапия»

После распада Советского Союза Россия оказалась на перепутье, которого еще не было в истории человечества. Огромному государству с 70-летней жизнью при коммунизме и плановой экономикой за плечами нужно было перейти к цивилизованной рыночной модели. В 1991-1992 гг. еще ни одна страна в мире не проводила над собой такого вынужденного эксперимента. За два года до России подобные преобразования начались в Польше и Чехословакии, однако они еще не дали зримого результата и существовали только в виде набросков.

Суть реформ Гайдара сводилась к тому, что Правительству пришлось буквально вслепую, на свой страх и риск, оперировать больную экономику своей страны. Правда, кое-что все-таки было перенято у бывших товарищей по социалистическому лагерю. Например, в России были созданы временные рабочие места по аналогии с Указом о свободе торговли в Польше. Эти меры позволили наполнить уличные прилавки. Правда, и эти перемены имели свои издержки. Такая торговля приобрела странные формы - новые киоски возникали хаотично и без какого-либо регулирования.

Экономическая реформа правительства Е. Гайдара (переход от социалистической экономики к рыночной) началась слишком запоздало. Фактически время было упущено еще в конце 80-х, когда появились первые серьезные признаки кризиса. Советская сырьевая экономика пережила агонию из-за падения цен на нефть, что привело к очередям в магазинах и карточной системе еще до того, как началась реформа Гайдара. Название «шоковая терапия» было дано переменам заслуженно - систему приходилось менять в авральных условиях.

3. Реформа Гайдара, цели и задачи.

Главная задача, поставленная перед правительством Гайдара, заключалась в сломе старой командной системы, создании основ рыночной экономики и реальном вхождении страны в рынок до неизбежной отставки правительства. Команда Гайдара вначале была дружной и однородной, состояла из единомышленников. Это была команда, которая сразу же предупредила общественность, что проводимые ими реформы будут трудными и болезненными, поэтому их надо проводить решительно и быстро.

Экономический кризис в стране после августовского путча 1991 г. набирал темпы, после распада СССР еще больше усилился. К началу 1992 г. сложилась критическая
ситуация, когда, по существу, был разрушен потребительский рынок, возникла угроза финансового краха, неплатежей в госбюджет, а старая система государственных цен полностью себя изжила. В результате инфляции никто не хотел продавать продукцию по искусственно низким государственным ценам, соотношение между государственными и рыночными ценами установилось на уровне 1:40-1:50. Деньги стали терять смысл, начался переход к натуральному обмену между предприятиями.

Регионы принимали запретительные меры по вывозу продукции со своих территорий, возникли таможни. Люди повсеместно стали использовать бартер. В этих условиях надо было либо вводить карточную систему, систему жесткого государственного уравнительного распределения продукции в натуральном виде, либо идти на радикальную экономическую реформу, связанную в первую очередь с либерализацией финансовой и денежной системы.

Президент и его команда избрали путь радикальных экономических реформ, учитывая инерционность нашего прошлого. Конечно, можно было пойти более умеренным путем, указанным в ранее принятой Россией программе "500 дней", но был избран более твердый и жесткий курс, предложенный Е. Гайдаром.

В программе "500 дней", подготовленной в 1990 г. группой советских экономистов под руководством С. Шаталина и Г. Явлинского, говорилось, что главной целью экономической реформы является "экономическая свобода граждан и создание на этой основе эффективной хозяйственной системы".

  • максимальная свобода экономического субъекта (предприятия, предпринимателя);
  • полная ответственность экономического субъекта за результаты хозяйственной деятельности, опирающаяся на юридическое равноправие всех видов собственности, включая частную;
  • конкуренция производителей как важнейший фактор стимулирования хозяйственной активности;
  • свободное ценообразование, балансирующее спрос и предложение;
  • дополнение товарного рынка рынком рабочей силы и финансовым рынком;
  • открытость экономики, ее последовательная интеграция в мировое хозяйство;
  • обеспечение высокой степени социальной защищенности граждан;
  • отказ всех органов государственной власти от прямого участия в хозяйственной
    деятельности.

В соответствии с программой "500 дней" в течение первых 100 дней (программа чрезвычайных мер) должен быть принят пакет законов, необходимых для функционирования рыночной экономики; начинается приватизация и акционирование государственной собственности; проводится жесткая финансово-денежная политика, ведущая к резкому сокращению бюджетного дефицита и прекращению роста денежной массы; начинается земельная реформа; проводится сокращение военных расходов и инвестиций за счет бюджета; прекращается выплата всех дотаций и субсидий предприятиям; начинается поэтапная либерализация розничных цен. В течение следующих 150 дней (101-250-й) намечалось снятие государственного контроля за ценами уже для широкой товарной массы, полная ликвидация бюджетного дефицита, широкое развитие приватизации, демонополизация и ликвидация устаревших административных структур, индексация доходов с учетом динамики цен.

В течение последующих 150 дней (251-400-й) на базе развития рыночных отношений и все более полного насыщения рынка намечалось достичь его стабилизации, еще дальше продвинуть приватизацию и либерализацию цен, ввести конвертабельность рубля. Наконец, в оставшиеся 100 дней (401-500-й) ожидалось начало подъема в экономике, развертывания масштабной структурной перестройки.

Из этого краткого напоминания о программе "500 дней" ясно, что она представляет собой не более чем схему последовательности действий в рамках перехода к рынку.
Сам переход к рынку за 500 дней осуществить нереально. В лучшем случае эту программу следует рассматривать в качестве стартера запуска рыночных преобразований, но не более того. Вместе с тем ясно, что программа "500 дней", как и ельцинско-гайдаровская программа, находилась в русле радикальных системных преобразований экономики и общества. Однако в отличие от последней в ней больше внимания уделялось социальной поддержке населения и меньше внимания - борьбе с инфляцией, а либерализация цен отнесена ко второму этапу вслед за начавшейся приватизацией и жесткой финансово-денежной политикой, проводимых в чрезвычайном порядке. За эти отличия оппозиция потом будет отчаянно ругать ельцинско-гайдаровскую программу, в целом более технологичную, но и жесткую.

Это было связано, прежде всего, с тем, что в стране к началу 1992 г. сложилась острейшая критическая ситуация, когда цены бесконтрольно резко взметнулись вверх, рынок распался, и полки магазинов оказались пустыми в буквальном смысле. В 1991 г. страна, по существу, находилась в состоянии экономического коллапса. Производство сокращалось, бюджетный дефицит составлял 27% от ВНП, скрытая безработица достигла 35% от численности рабочей силы, спрос намного превышал предложение, образовался огромный "денежный навес", достигавший сотен миллиардов рублей. Одновременно быстро увеличивался государственный долг (в 1985 г. - 20 млрд. долл., в 1991 г. - 80 млрд.) и снижался золотой запас страны (1500 т в 1985 г. и лишь 80 т в 1991 г.). Никто за эти итоги ответственность на себя не взял.

В ноябре-декабре 1991 г. очереди были за всем: за хлебом, мясом, колбасными изделиями, водкой, овощами... Уже вводились карточки по регионам, в московских магазинах для покупателей требовалась визитка с фотографией.

В этих условиях, как уже говорилось, необходимо было либо вводить карточки, либо отпускать цены. Был принят второй вариант. Однако по просьбе Украины либерализацию цен отложили на 1,5 месяца и провели лишь 2 января 1992 г. По расчетам нового правительства Е. Гайдара, рост розничных цен ожидался в 2-3 раза. На деле же они увеличились в течение первого квартала 1992 г. более чем в 6 раз, а по сравнению с началом 1991 г. - в 13-15 раз. Общество ощутило сильный шоковый удар. Но без него нельзя было, и говорить о рынке. В отличие от Польши в России были отпущены не только цены, но и заработная плата, более решительно
начата приватизация. Либерализация коснулась 90% розничных и 80% оптовых цен.
Старые цены сохранялись, в частности, по 15 наименованиям потребительских благ, начиная с хлеба и кончая платой за жилье и коммунальные услуги.

Однако после резкого взлета цен динамика их роста замедлилась, и в апреле 1992 г. розничные цены выросли всего лишь на 22%, кредитная и денежная эмиссии были взяты под контроль, бюджетный дефицит значительно сократился. Стала улучшаться ситуация на рынке, прежде всего за счет старых запасов. Тем не менее, предложение товарной массы было слабым, спад производства усилился. По существу, директора государственных предприятий реформу не поддержали; вместо наращивания производства и предложения на этой основе товаров на рынке они стали залезать во взаимные долги, устанавливать монопольные цены, пытаясь сохранить уровень занятости и заработной платы. Непопулярные радикальные меры, а также реакция значительной части директорского корпуса укрепили оппозицию, раздавленную после путча 1991 г. К ней присоединилась часть демократов во главе с бывшим Председателем Верховного Совета РФ Р. Хасбулатовым. Слишком был велик соблазн перехвата власти у молодых, хотя и профессионально грамотных, но политически не искушенных реформаторов.

Уже в январе 1992 г. Р. Хасбулатов обвинил только что созданное молодое правительство России в некомпетентности. Затем под его руководством была составлена альтернативная "антикризисная программа" в расчете на поддержку директорского корпуса. Суть этой программы заключалась в смягчении шока, торможении начавшихся рыночных реформ, усилении государственного контроля над экономикой, т. е. в частичном возврате к командной экономике. Р. Хасбулатов открыто признал тогда, что он возглавляет в некотором смысле оппозицию ходу экономической реформы в стране.

Выступая в апреле 1992 г. на VI Съезде народных депутатов России, Р. Хасбулатов заявил, что проводимые правительством реформы лишь внешне выглядят радикально, а на деле, будучи оторванными от реальной действительности, они не дают нужного эффекта. Стало ясно, что спикер парламента уже тогда начал добиваться смены Кабинета. И он был не одинок. Большинство выступавших по этому вопросу на съезде депутатов критиковали правительство в весьма резкой форме. Более того, на состоявшейся в последний день этого съезда пресс-конференции руководители блока "Российское единство" С. Горячева, В. Исаков, М. Астафьев, В. Аксючиц и ряд других депутатов заявили о своей готовности немедленно взять власть в стране в свои руки. (В наши дни коммунистическая фракция в Государственной Думе предлагает практически то же самое).

Представители хасбулатовского парламента, "Гражданского союза" и др. выдвигали следующие предложения:

  • ввести государственное регулирование заработной платы и цен (прежде всего на сырье и основные продукты питания);
  • выдавать предприятиям специальные кредиты на пополнение оборотных средств и их индексацию;
  • дотировать сельскохозяйственное производство;
  • увеличить централизованное финансирование деятельности и развития объектов социальной сферы;
  • ввести льготное кредитование инвестиций в структурную перестройку производства важнейших потребительских продуктов и сельского хозяйства;
  • индексировать сбережения населения;
  • отказаться от форсированной приватизации.

Почти все перечисленные пункты носят либо антирыночный, проинфляционный, либо популистский характер, и естественно, команда Гайдара не могла с ними согласиться, так как в то время они означали шаг назад - к рыжковско-абалкинскому "рыночному социализму". При этом Р. Хасбулатов не уставал повторять, что он и возглавляемая им оппозиция выступают за реальные реформы, а правительство Е. Гайдара проводит псевдореформы, на деле разваливая экономику страны. При этом было много настоящей демагогии и мало конструктивизма.

Президент Б. Ельцин решительно поддержал правительственный курс экономических реформ. Он говорил о провале попытки консервативного реванша, о достигнутом зыбком компромиссе между правительством и депутатским корпусом, призвал к равноправному и постоянному диалогу между законодательной и исполнительной властями. "Без сильной исполнительной власти, - писал Президент, - не будет ни реформ, ни порядка, ни государственности, достойной России, ее истории и традиции. Если сохраним гражданский мир, если удержимся от конфронтации, есть реальная возможность обеспечить экономическую стабилизацию уже к концу текущего года. Россия разбужена. Она двинулась к рыночной экономике, к нормальной, полноценной жизни. И как бы ни было трудно, какие бы препятствия ни стояли на этом пути, ход истории уже не остановить"*.

Однако события развивались по-другому: оппозиция консолидировалась и крепла. Под давлением парламента и части директорского корпуса к лету 1992 г. правительство Е. Гайдара было вынуждено ослабить свою макроэкономическую политику. Возросли кредитные вливания в экономику в целях предотвращения спада производства, резко увеличилась инфляция. Все усилия по укреплению финансовой дисциплины результатов не дали. Контроль над экономикой был утрачен. В декабре 1992 г. на VII Съезде народных депутатов произошла сильнейшая конфронтация между исполнительной и представительной властями. Президент ослабил свои позиции, Е. Гайдар был вынужден уйти в отставку, однако общий курс радикальных экономических реформ сохранился. Стало ясно: неизбежна новая, еще более острая конфронтация. В позиции Р. Хасбулатова все время происходил дрейф от демократов к махровым консерваторам, часть ближайшего окружения Президента, включая Вице-президента, также стала отступать от него, сближаться с консервативной оппозицией.

Место премьера после Е. Гайдара занял В. Черномырдин. Он не отступил от принятой ранее стратегии реформ и начал важный процесс укрепления политической консолидации, прежде всего исполнительной и президентской властей, хотя в самом правительстве наметились разногласия между радикалами (Б. Федоров А. Чубайс) и эволюционистами (О. Лобов, В. Хлыстун). Однако конфронтация между исполнительной и президентской властями, с одной стороны, и представительной властью (Верховный Совет) - с другой, нарастала и достигла своего апогея в конце сентября - начале октября 1993 г., когда Президент распустил Верховный Совет, а тот, в свою очередь, назначил нового Президента и новое правительство. Все это завершилось, как известно, кровавым путчем и последовавшим за ним разгромом хасбулатовского Верховного Совета. В конечном итоге после выборов 12 декабря 1993 г. был сформирован новый парламент и, несмотря на сохранившееся противостояние разных сил, общая политическая ситуация в стране стала явно улучшаться.

Первый проект гайдаровской программы экономических реформ был опубликован
еще в ноябре 1991 г., в нем говорилось, что основная цель трансформации заключается в достижении финансовой стабилизации и установлении рыночной экономики. Затем эта программа дорабатывалась в сотрудничестве с экспертами МВФ и независимыми западными учеными-монетаристами. Более продвинутая версия программы опубликована в известном Меморандуме об экономической политике Российской Федерации. Именно этот текст стал базой для переговоров с МВФ и "семеркой" о предоставлении России западной помощи. В июле 1992 г. был опубликован окончательный текст программы экономических реформ, рассчитанный теперь на среднесрочную перспективу.

Оба документа имели целью определить пути перехода к рыночной экономике и включения ее в мировое хозяйство, в сообщество цивилизованных стран. По существу, речь шла о реальной трансформации не только экономики, но и всей общественной системы.

Главные пункты гайдаровской программы экономических реформ заключались в:

  • дерегулирование экономики, снятие административного контроля над ценами и хозяйственными связями (включая внешнеэкономическую деятельность), развитие торговли взамен прежнего командно-бюрократического распределения товаров и услуг;
  • стабилизация финансов и денежной системы, укрепление рубля;
  • приватизация, развитие предпринимательства, создание институциональных предпосылок эффективного рыночного хозяйства и экономического роста;
  • активная социальная политика в целях приспособления трудоспособного населения к новым условиям, защита наиболее уязвимых слоев населения;
  • структурная перестройка экономики, ее демилитаризация, приспособление к структуре реального спроса, повышение конкурентоспособности, интеграция в мировое хозяйство;
  • создание конкурентной рыночной среды для повышения эффективности и качества, увеличения разнообразия продукции, снижения издержек и цен.

Логика авторов правительственной программы экономических реформ исходила из комплексного подхода к реформированию сверх централизованной командной экономики. Так, дерегулирование экономики и либерализация цен, по их мысли, открывают дорогу предпринимательству, развитию торговли, формированию механизмов рыночного самоуправления. Стабилизация финансов и денежной системы усиливает экономические стимулы, дает в руки государства эффективные рычаги воздействия на поведение субъектов хозяйствования, делает объективной необходимостью структурную перестройку, позволяет отделить банкротов.

Следующий шаг в рамках этого замысла - приватизация. Она необходима для того, чтобы привести в действие рыночный механизм, активизировать хозяйственные и трудовые мотивации, сформировать полноценных рыночных агентов и класс собственников - социальную базу подлинной демократии. Структурная перестройка экономики жизненно необходима для преодоления доставшихся в наследство от "реального социализма" грубейших деформаций в структуре производства в сторону сверх милитаризации и чрезмерного производства средств производства.

Включайся в дискуссию
Читайте также
Что такое капитализация вклада и капитализация процентов по вкладу?
Заявление на страхование осаго страхование
Зойкина квартира краткое содержание